Протоиерей Максим Козлов: врач, священник и учитель не могут быть воспитаны дистанционно

14.07.2021

8767678.jpg

На фоне пандемии коронавируса многие школьники и студенты столкнулось с новым для себя явлением – дистанционным обучением. Своими размышлениями том, к каким потерям приводит отсутствие личного контакта учащегося и преподавателя и учащихся между собой, о семейном образовании как возможной альтернативе, о том, в каких случаях дистанционные образовательные технологии могут быть очень полезны, а также какие ключевые для общества профессии невозможно получить онлайн, поделился уважаемый московский пастырь, председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерей Максим Козлов в рамках программы «Главное с Анной Шафран» на телеканале «Спас».

 

Дистант и альтернативы

Конечно, любое дистанционное образование хуже очного. Личный контакт педагога и учителя, взаимное общение детей в классе, дающее навыки коммуникации с другим человеком такого же возраста, а также послушание человеку, который старше тебя, – это необходимые этапы становления личности. В данном смысле дистанционное образование – это утрата чего-то очень важного.

С другой стороны, надо понимать, какие могут быть альтернативы. Ведь может быть так, что альтернатива – это выпадение образования как такового, как например, было во время Великой Отечественной войны на оккупированных территориях. Там регулярного образования не было, и потом, после освобождения, приходилось как-то наверстывать… Периодически и в других ситуациях было невозможно давать детям регулярное образования. Если поставить перед выбором: дистанционное образование или никакое, то лучше дистанционное, согласимся…

 

Семейное образование

Мне кажется, что хотя бы какую-то часть разумных, ответственных родителей это должно подтолкнуть кто идее, которая звучала уже и раньше, – я говорю о домашнем образовании. Вспоминая даже свое детство и не самую плохую школу советского времени, где я проходил обучение, могу сказать, что главное, чему я научился и благодаря чему стал в какой-то степени не совсем невежественным человеком, – это знания, которые были даны в семье. Точнее, векторы: что стыдно не знать классическую литературу; что стыдно не вслушаться в такие-то и такие-то музыкальные произведения; что не узнавать сюжеты данных картин – это просто невозможно. Да и просто сам уровень общения, который дома может иметь место: если он не вокруг новостей, не вокруг интернета и социальных сетей, то может побудить ребенка к развитию.

Определенного рода отстранение от детей при поручении их школе – это в значительной степени беда коллективистского сознания. Наверное, от коллективистского нужно переходить к семейному. Именно семья, в том числе большая семья, расширенная семья – семья и друзья – могут создавать сообщества, где дети будут получать полноценное образование даже в эпоху пандемий.

И еще один момент, которого я не могу не коснуться. Важно не дать возможности под видом пандемии (сейчас, конечно, реальная пандемия) укоренить дистанционное образование вместо реального, контактного образования, которое мы знали в своем детстве. Потому что озвучиваются идеи, что вообще-то это прогрессивнее, современнее, что так лучше. Тут нужно стоять твердо: нет, так не лучше. Это исключительно вынужденная мера на период чрезвычайной ситуации.

 

Когда дистанционные технологии помогают

Что касается высшего образования, тут все не так просто. Например, формат университетской лекции, как мы ее слушали 20-30 лет назад, сейчас не вполне работает. Когда доступ к информации был ограничен (или искусственным образом, как в Советском Союзе, или просто в силу несопоставимости уровней образованности студента и профессора), это была одна ситуация. Теперь, когда доступ к источникам к информации, которую излагает профессор, доступна для студента при открытии смартфона, классическая лекция возможна только у очень яркого, глубокого, талантливого и одаренного человека.

Например, профессор А.А. Зализняк читал лекции по берестяным грамотам в Московском университете раз в году – на них собирался весь университет. Актовый зал МГУ был заполнен во время его лекций, потому что это была живая уникальная информация. Но тот же рассказ о берестяных грамотах и древнерусской письменности в рядовом университете или пединституте в провинции такого энтузиазма не вызовет. Тут, может быть, лучше было бы дать студентам возможность послушать Андрея Анатольевича Зализняка, а не своего, слабо пересказывающего его тезисы, преподавателя. В этом смысле открытость к лучшим педагогическим кадрам в рамках сетевого дистанционного образования можно только приветствовать, что, конечно, не отменяет необходимости контактных практических и семинарских занятий в языковых в иных сферах.

 

Чему нельзя научиться дистанционно

Но понятно, что есть специальности, где невозможно учиться дистанционно. Мы не пойдем добровольно лечиться к медику (помимо вакцинации), который учился дистанционно.   Невозможно без практики подготовить инженера, хотя, думаю, ряд общетеоретических курсов вполне могут быть прослушаны и дистанционно.

Но где дистанционное образование в вузах невозможно как полноценная замена очного, так это там, где подразумевается, наряду с получением образования, воспитание души человека к будущему служению. Будущий офицер не может быть воспитан дистанционно. Будущий врач (и это тоже не только профессия, но и служение) не может быть воспитан дистанционно. Будущий священник не может быть воспитан при пятилетним посещении лекций только в интернете. А все же врач, священник и учитель – это некие ключевые для общества профессии.

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓