Художник Валерий Дубовик: «Мое служение Богу: принесли икону – ей надо помочь!»

14.06.2021

345434123.png

Священник и богослов Павел Флоренский сравнивал иконы с окнами в мир духовный. Подходя к иконам, мы обращаемся с молитвой к Самому Богу, просим молитвенного заступничества у Божией Матери и святых. Мы не задумываемся при этом, кому обязаны самой возможностью видеть эти лики, какая ответственность ложится на плечи иконописцев, «отверзающих завесу» между миром видимым и невидимым. Почему одни иконы помогают молитвенному сосредоточению, а другие отвлекают от молитвы? Могут ли потемневшие от времени, испорченные от дурного обращения иконы засиять в первозданной чистоте? Способны ли современные художники, живущие в наш суетный век, век Интернета и гаджетов, создавать настоящие произведения церковного искусства? Эти вопросы привели нас – меня и череповецкую художницу Юлию Харичеву – в мастерскую реставратора икон и резчика по дереву Валерия Вячеславовича Дубовика.

 

3453243.png

Можно сколько угодно ругать соцсети, но знакомство мое с Валерием Дубовиком состоялось благодаря популярной сети «ВКонтакте», где я увидела фотографии возрожденных мастером икон. Меня поразило, как бережно и деликатно воссозданы краски. Кажется, что иконы просто расчищены, хотя видно, что икона Божией Матери «Троеручица» была практически утрачена. Валерий Дубовик оказался гостеприимным и радушным хозяином, показал нам свои работы, угостил прекрасным кофе и душистым чаем и попотчевал интересным разговором. 

Оказалось, что иконы на реставрацию чаще всего приносят священники: прихожане или отдают в храм сильно попорченные временем иконы, или просят помочь найти мастера, чтобы сохранить и обновить семейную реликвию.

Каждая икона, по мнению художника, требует индивидуального подхода, поэтому Валерий не торопится, подбирая способы и технологию реставрации: «Бывает, поймаешь какую-то мелочь, которая всё объясняет (деталь одежды, пальчик), и пойдет. А пока не зацепишься, не получится».

Раскрытие иконы (удаление старого покровного слоя и позднейших записей) должно быть очень бережным, иначе можно навсегда погубить реставрируемый образ. Недостаток мастерства, самонадеянность, торопливость приводят к невозвратимым потерям. Валерий показал нам икону, которую ему принесли после неудачной, любительской реставрации. И сколько искренней боли было в его словах: «Ее уже не спасти!»

И какое, наоборот, счастье для мастера, когда почти утраченный образ возвращается к людям… Валерий рассказал случай, произошедший с ним самим. Купил он старый заброшенный дом. Осматривая требующую ремонта крышу, с ужасом обнаружил, что дыра заделана... иконой! В небо смотрели святые лики, принимая на себя и дожди, и снег, и палящее солнце. Самое удивительное, что икона, несмотря на такое варварское обращение, осталась живой. Что в этом – мастерство старого иконописца, его горячая вера, нечаянный дар художнику, а, может – Божья воля, приглашение к соработничеству?

334545234.png

Мне всегда интересно, как человек находит свое призвание, особенно если призвание связано со служением Богу. Валерий с неохотой говорит о себе: родился в Белоруссии, но уже с двух лет живет в Череповце. Родители приехали на строительство металлургического завода и остались. Валерий закончил ГПТУ No 2 и начал свою трудовую деятельность электриком на стане 2000. После службы в армии друг привел его в череповецкий филиал Вологодского завода опытных и художественных изделий, и это событие раз и навсегда определило судьбу молодого человека. Как метко выразился Валерий, «это как под паровоз – раз и навсегда».

Там же, в мастерской, он встретил и свою спутницу жизни. Ирина Николаевна, тоже резчица по дереву, покорила не только красотой, но и талантом: «Не была бы художницей, не женился бы, – шутит Валерий и добавляет. – В нашей мастерской все помогали друг другу, было счастье работать, мы были как одно целое».

Про таких, как Валерий Дубовик, говорят: «самородок». Но нельзя стать профессионалом без хороших учителей. Валерий с благодарностью перечисляет имена своих старших товарищей и коллег. С особенной признательностью он вспоминает Евгения Альбертовича Соболева, ныне преподавателя Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени А.Л. Штиглица. В начале 2000-х гг. по его приглашению Валерию довелось поработать и поучиться в реставрационных мастерских резчиков в Санкт-Петербурге.

Валерий не только реставрирует, ни и сам создает иконы. Необычные – резные! На Русском Севере издавна существовала традиция деревянных резных изображений. «Иконы на рези» пришли на Русь из Византии еще в XI столетии, но в XVII веке их сочли пережитком язычества и влиянием католичества и вместе с резными деревянными скульптурами начали запрещать. На Русском Севере, на Урале и в Сибири резные иконы по-прежнему пользовались особой любовью народа.

32542341.png

Валерий Дубовик считает, что такие иконы должны быть в каждом храме, чтобы слепые и слабо видящие люди могли прикоснуться к ним.

Сегодня отреставрированные В. Дубовиком старинные образа и созданные им резные иконы можно увидеть в храмах Череповца и окрестностей, в домах верующих. Поступают заказы на семейные иконы, на которых изображены святые покровители членов семьи. Валерий мечтает о создании реставрационных и иконописных мастерских при епархии, о возведении часовни при Обществе слепых с резным иконостасом и организации мастерской резчиков. «Сколько еще мне осталось», – восклицает художник. Наверное, пришло время передавать свое мастерство новым поколениям.

Талант – всегда от Бога. Человек может его закопать, пропить, предать, а может разжечь огонек в костер, который и осветит, и обогреет. К вере в Бога Валерий пришел через свое творчество. Возможно, что его произведения привлекут кого-то к Богу и Церкви.

Елена СОЛОВЬЕВА

Публикация журнала
«Вестник Череповецкой епархии»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓