И Богу, и ботве

01.05.2019

3457658777.jpg

И ведь все уже давным-давно сказано: гром не грянет – мужик не перекрестится. Кратко и лаконично. Возникает вопрос: религиозность человека поставлена в зависимость от складывающихся обстоятельств, или обстоятельства влияют на проявление религиозных потребностей? Вот уже много лет замечаю, что как только начинается дачно-полевой сезон, так храмы заметно пустеют. Причина очевидна – весна.

 

Делу – время

Вместе с весной приходят дни, когда трудолюбивый крестьянин – да-да, крестьянин, будь он хоть инженер, или врач, или шофер, или педагог – становится крестьянином. Земля, спавшая длительное время под покровом снега, просыпается, и ее нужно обиходить. Вспахать, удобрить, если это не сделано осенью, что-то посеять-посадить, ну, и все такое. Крестьянский календарь при этом четко отражает специфику образа жизни православного труженика: «Картошку-то до Николы посадить надо».

Но можно ли было бы себе представить, что раньше богобоязненный крестьянин употребил свои земледельческие усилия в ущерб церковному ритму жизни, не пошел бы в положенное время в храм на молитву только ради того, чтобы «поработать в огороде»? В общей массе, конечно же, нет. Но современный человек, оторванный от земли и приникающий к ней только в особых обстоятельствах – в выходные и праздники – находит оправдание тому, что в положенное время он не в храме, не на богослужении. «Другого времени-то у меня нет».

Получается, что, становясь на время крестьянином, современный человек перестает быть христианином. Вроде как тоже на время. Можно, как говорится, и войти в положение, но не является ли это устойчивой тенденцией в духовной, если ее так можно назвать, жизни человека? Происходит парадокс. Не в сезон полевых работ люди более или менее регулярно и осознанно посещают храм, возможно, даже не раз убеждаются, что все зависит от Бога. Но те же самые, с позволения сказать, христиане вдруг переносят Его на периферию своего сознания, и из Животворящей Силы Бог Вседержитель становится некоей служебной фигурой до поры до времени. Человек выходит на поле в полном погружении в свою самость, не обратившись за благословением к Богу, что называется, не помолясь. А воскресная наполняемость храма, и так-то ущербная от отсутствия «непрактикующих христиан», снижается еще более из-за того, что начался «дачный сезон».

Нет, если вёдро застоится или, наоборот, дожди зарядят, то – будьте уверены – придут за молебнами и «от засухи», и «от дождя». А если «картошка родится, корова доится», то Господь в «режиме ожидания» – когда соблаговолят. В этой ситуации проявляется наше отношение к Богу. Мы как бы говорим Ему: извини, дорогой, Ты, конечно, Бог, и все такое, но Бог-то Бог, да и сам будь неплох. Кто-то скажет, мол, батюшка утрирует. Да, я умышленно это делаю и, может быть, довожу до абсурда, но как иначе разглядеть наше потребительское отношение к Тому, Кто ждет от нас не особого внимания к Себе, а жертвенности по определению, и не просто веры, но доверия в буквальном смысле?

Не Он ли говорил Своим ученикам и апостолам, а значит и всем нам: «Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6. 31–34).

 

«Поделию» час

Святитель Филарет писал, что «после Царствия Божия не возбраняется искать и того, что необходимо для земной жизни; следовательно, искание Царствия Божия не принуждает всех бежать из мира в пустыню, не запрещает жить и трудиться в мире. Не согрешишь, если сбережешь на завтра то, что Бог послал тебе с избытком сегодня; Он Сам некогда повелел собрать оставшиеся от насыщения народа избытки крох, «да не погибнет ничтоже». Но если представится тебе случай раздать эти избытки нуждающимся сегодня же, то не жалей их – раздай, а о завтрашнем дне отложи заботу. Помни, что в Царствие Божие войдут только люди праведные, поэтому и ищи правды этого Царства, показывай в жизни дела правды и гони от себя всякую неправду; как бережешь жизнь, так соблюдай и правду. Тогда все приложится тебе. Святые отцы называют искание Царства Божия, попечение об угождении Богу и спасении души настоящим делом: а все земные дела – только "поделием", то есть занятием второстепенным, маловажным».

Исходя из этого, было бы правильным (а именно так поступали благочестивые крестьяне) сначала быть на богослужении, а уже потом приступать к тем или иным работам по необходимости. Как пример приведу рассказ, слышанный мною в Дивееве. Находясь там по случаю очередного послушания, обратил внимание на то, что не вижу уже который год одного старичка, который приметно присутствовал ранее на всех торжествах в дни памяти преподобного Серафима Саровского. Его седовласая голова с приветливой детской улыбкой навсегда запечатлелась в моей памяти. Умер, говорят…

После воздыханий и сожалений мне поведали о том, что в селе, где он жил, односельчане так ему завидовали, что однажды облили керосином грядки с картошкой, которая буйно росла, удивляя всех своей яркой и сочной ботвой, в то время как все село вело битву с колорадскими жуками. По воскресным дням согбенные спины соседей украшали картофельные поля, и всяк видящий их понимал, что идет сбор колорадских жуков. Только тишина посадок этого дедка не нарушалась. Дедок был в церкви, как и полагается христианину в воскресный день. «Странное дело, – изумлялись соседи, – мы горбатимся-горбатимся, а он бездельничает; у нас все чахнет, а у него – буйным цветом». Вот керосин и пошел в дело как выражение зависти и непонимания.

А, казалось бы, чего проще! Человек не просто верил, но доверял Богу и был уверен, что Господь имеет попечение о нем. И результат его веры, как говорится, был налицо. Простая, бытовая история. И здесь ни о каком чуде речи нет. Это ответ Бога тому, кто слышит Его. «Не допустит Господь терпеть голод душе праведного» (Прит. 10. 3).

 

«Работающим» по воскресеньям
на заметку

Первым церковным правилом, которым узаконивается обычай отдыхать в воскресенье, стало 29-е правило Лаодикийского собора, прошедшего в конце IV века. «Не подобает, – гласит это правило, – христианам иудействовать и в субботу праздновать, но делать им в сей день; а день воскресный преимущественно праздновати, аще могут, яко христианам».

Противопоставление воскресенья субботе, в которую следует работать, показывает, что празднование воскресенья должно состоять в покое, а слова «аще могут» дают понять, что необходимые, важные и неотложные дела могут быть исполняемы и в воскресенье без нарушения его святости. Так, христиане не нуждаются в принудительных и мелочных предписаниях, которыми было обременено в позднейшее время иудейское празднование субботы: они должны действовать по совести и руководствоваться нравственной свободой.

Обычай соблюдать воскресный покой был утвержден и властью императоров. Святой Константин Великий освободил воинов-христиан от воинских занятий в воскресные дни, чтобы они могли свободнее приходить в Церковь к общественному богослужению. Он же запретил в воскресенье торговлю, и это позже было подтверждено законом византийского императора Юстиниана. Дозволялось торговать только необходимыми для жизни предметами. Кроме того, святой Константин Великий и многие последующие императоры запретили воскресное судопроизводство за исключением случаев, когда долг человеколюбия и сохранение общественного порядка не допускали отсрочки.

Церковь запрещала в праздники именно житейские дела. А дела благочестия, милосердия, которые главным образом и освящают воскресный день, всячески одобряла, таким образом признавая воскресенье днем духовной радости. Отсюда и запреты на пост (см. 64-е апостольское правило, 18-е правило Гангрского собора) и коленопреклонение (см. 20-е правило I Вселенского собора; 90-е правило VI Вселенского собора) в воскресные дни. Вместе с тем запрещены были – не только Церковью, но и гражданским правительством – суетные и мирские увеселения, поскольку воскресному дню прилична только духовная, священная, религиозная радость (см. 66-е правило VI Вселенского собо­ра, 32-е правило Карфагенского собора).

Протоиерей Сергий МУРАТОВ

Публикация журнала
«Ведомости Нижегородской митрополии»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓