КАК НАЙТИ ДЕНЬГИ
Новости
и статьи
Фото
Видео
Меню

«Дети» блаженной Паши Саровской и кукольный мир XIX века

05.10.2022

768756543241.jpg

С давних времён в Серафимо-Дивеевской обители находится «небольшой одноэтажный деревянный домик с верандой под железной крышей, стоявший у самых ворот монастырской ограды»¹. До 1915 года в нём жила блаженная старица Паша Саровская, ныне прославленная в лике святых Христа ради юродивая Параскева Дивеевская, память которой отмечается 5 октября. Этот дом-пустынька, Промыслом Божиим не разрушенный в безбожные годы, сейчас принимает многочисленных гостей со всего света. Здесь размещается музей Серафимо-Дивеевского монастыря. Его экспозиция повествует об истории Дивеевской обители от начала её создания во второй половине XVIII века до закрытия в 1927 году. Есть тут и куклы, похожие на те, в которые «играла» блаженная Паша Саровская. Что они значили для нее, и что куклы в музее могут нам рассказать об игрушках XIX века?

По воспоминаниям очевидцев, в доме когда-то имелась просторная и светлая келья, замечательно опрятная, в центре которой находилось распятие, а вся восточная стена была увешана большими иконами. И в наши дни в монастырском музее сохраняется эта келья, в которой экскурсоводы рассказывают о её бывшей хозяйке, блаженной Паше Саровской, и о других дивеевских Христа ради юродивых. «Их назначение в обители, – писал в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» священномученик Серафим (Чичагов), – спасать души монашествующих от натисков врага человечества, от искушений и страстей, им ведомых по прозорливости». Совершая свой высокий подвиг юродства Христа ради, исполняя волю Божию во всякое мгновение жизни, каждая из них имела своеобразный облик, неподражаемую речь, а также некоторые свойства характера и поведения, часто непонятные для окружающих и потому называемые ими странностями».

Одной из странностей блаженной Паши Саровской была игра в куклы. Среди простой мебели, составлявшей обстановку её кельи, была покрытая пёстрым одеялом деревянная кровать с целой горой подушек и множеством кукол, уложенных на постель заботливой рукой хозяйки. Самой блаженной спать было некогда, так как днём она принимала посетителей, а ночью молилась. Совсем ненадолго могла прилечь рядом с куклами на край кровати. Почтенный возраст Прасковьи Ивановны (по свидетельствам, она скончалась 120 лет от роду) не мешал ей с любовью заниматься куклами, нянчить, ухаживать за ними. Паша называла их своими детьми. И в облике самой старицы, в её поведении тоже было что-то детское. Большие голубые глаза блаженной, обращённые к иконам, доверчиво смотрели на лики Спасителя, Божией Матери, святителя Николая.

Пресвятую Богородицу она называла «Маменькой за стёклышком» и молилась ей иногда так: «Ушибла я пальчик, Маменька! Полечить, что ли? Не надо? Сам заживёт!» Некоторых посетителей могла упрекнуть за неблаговидный поступок: «Зачем обижаешь Маменьку!» «Николай Чудотворец, батюшка, хорошо ли прошу? Не хорошо, говоришь? Уйти мне?» – вопрошала блаженная. Любовь к Богу и святым она проявляла своеобразно, поднося к иконам любимые вещи, гостинцы: «Матушка! Царица Небесная! Какой Младенец-то у Тебя! Батюшка! На, на, на, вот возьми, покушай, наш дорогой!»

Паше нравились сарафаны. Она, как ребёнок, любила яркие цвета, всевозможные оттенки красного. При встрече особенно почитаемых ею гостей или в предзнаменование радости и веселья для посетителя блаженная могла надеть на себя сразу несколько сарафанов.

76756544234.jpg

И в куклы старица играла, как большое дитя. Однако каждое её слово и жест заключали в себе глубокий смысл. Внимательный посетитель подмечал, что Паша многое даёт понять ему самому, разговаривая с куклой или что-то показывая на ней. «Она ими [куклами] занимается с усердием и немало предсказывает приходящим к ней, примерно показывая на куклах. Блаженная Паша моет их, кормит, укладывает на постель, а сама ложится на край кровати. Нельзя, по-видимому, ничем так утешить Прасковью Ивановну, как подарить ей куклу. И куклы её замечательные! Например, есть одна кукла, которой она отмыла всю голову, и, как только приходит время кому-нибудь умереть в монастыре, Паша вынимает её, убирает и укладывает. Между куклами есть и любимые, и нелюбимые, что выражается её ласками, играми с ними и прочим»².

Все годы пребывания Паши Саровской в монастыре неотъемлемой частью её подвига служения ближним были куклы. Встречая у себя в келье сестёр, старица иногда бушевала и колотила своих кукол, и это означало, что обитель ожидают скорби. И тысячам богомольцев различных званий и сословий, стекавшимся к ней со своими бедами со всех концов православной Руси, блаженная Параскева предсказывала на куклах будущие события, порой обличала грехи и тайные пороки, наставляла, как поступить в затруднительных обстоятельствах.

С помощью куклы-мальчика Паша общалась и с великими князьями, побывавшими у неё в пустыньке незадолго до прославления преподобного Серафима Саровского в 1903 году. Великие князья ездили в Саров молиться батюшке Серафиму о рождении наследника престола, так как в царской семье к тому времени были только дочери. Потом они заехали к блаженной Паше, привезли ей в подарок шёлковое платье и капор, в которые тут же и нарядили. Прасковья Ивановна настелила мягко платки, высоко уложила на них игрушечного мальчика и повела великих князей смотреть: «Тише, тише, он спит. Это ваш». Они в восторге подняли блаженную на руки и стали качать, а она только смеялась. Всё, что сказала Паша, передали по телефону государю, который приехал позже.

Посещение Серафимо-Дивеевской обители царской фамилией стало огромной радостью для всех насельниц монастыря. Это произошло 20 июля/2 августа 1903 года, на следующий день после прославления в лике святых великого угодника Божия преподобного Серафима Саровского. Государь император Николай II и императрица Александра Феодоровна пришли в келью блаженной Параскевы, где услышали предсказания о грядущих трагических судьбах России, царской фамилии и о скором рождении наследника престола…

Пустынька блаженной Паши Саровской, более ста лет назад принимавшая императорскую чету, и теперь стоит на том же самом месте, у монастырских ворот. В 2004 году, к празднованию 250-летия со дня рождения преподобного Серафима Саровского, дом был возвращён обители. Как и раньше, он полон гостей, уже с утра желающих посетить монастырский музей. Здесь бережно хранится множество святынь и вещей: иконы, литографии, живописные портреты неповторимого дивеевского письма; старинные книги и рукописные тетради; личные вещи батюшки Серафима, святых дивеевских первоначальниц и блаженных, ушедших в вечность игумений, сестёр, благодетелей обители.

Уже на пороге невольно замирают разговоры, замедляются движения, светлеют взгляды людей. Большое распятие и иконы на восточной стене; бережно хранимые реликвии – розовая рубашка и нарядное голубое платье в цветочек, в котором блаженная Параскева приступала к принятию Святых Христовых Таин; накрытый к чаю стол с начищенным до блеска самоваром; прялка, домашняя утварь на печке, ковёр ручной работы, кровать с высокими подушками; самые стены, пол, потолок, сохранившиеся почти без замен с тех давних времен, – вся эта старинная обстановка воссоздаёт благодатный облик кельи великой дивеевской подвижницы. Здесь уютно, сёстры поддерживают чистоту и порядок, как это любила и прежняя хозяйка дома. Кажется, что Пашенька и сейчас с нами – просто вышла на минутку и скоро вернётся…

Интерьер этой кельи, конечно же, был бы неполным без многочисленных кукол, уютно разместившихся на старинной дивеевской кровати. Куклы – старинные, яркие, разнообразные по величине и технике исполнения, с милыми радостными, грустными или озорными лицами. Они очень привлекательны в своих одеждах и нарядах прошлых веков, начиная с крестильного платьица и чепчика из тончайшего батиста с голландским кружевом и кончая муслиновым, отделанным ручной вышивкой бальным платьем.

Все эти куклы блаженной Паше Саровской не принадлежали. Сохранилась небольшая фотография лишь одной из кукол Пашеньки. Её с интересом, подолгу рассматривают посетители. На чёрно-белом фото крупным планом снята кукла-мальчик. По преданию, её звали Кириком. Сейчас она находится во Франции. В соответствии с внешним видом Кирика были подобраны те куклы, которые в наше время украшают келью блаженной Параскевы. Основная их часть была пожертвована для музея коллекционером и благодетелем обители Н.В. Тыриным. А некоторые кукольные платья приобретены специально для музейной экспозиции у московских собирателей старины.

Вообще, кукла – это одна из интереснейших страниц в истории культуры, куда мы и предлагаем читателям совершить небольшой экскурс. Уже в Древнем Египте были куклы, которыми играли дети – правда, очень богатые дети. Это были куклы с вылепленными из воска лицами, с подвижными ручками и ножками, с настоящими волосами. Девочки же бедных родителей заворачивали и качали на руках маленькие деревянные чурбачки со слегка обозначенными лицами. В Древней Греции куклы изготовлялись на заказ для состоятельных вельмож. Для кукол шили роскошные, богато украшенные платья, делали домики, кухонную утварь.

История кукол наглядно свидетельствует о том, что девочки чаще играли простенькими деревянными или тряпичными куклами, а взрослые создавали для себя роскошных, сложных и дорогих кукол как предмет искусства, роскоши, украшения жилья. В Европе их лепили из воска, вырезали из дерева, наряжали в прекрасные платья из парчи, бархата, шёлка и даже украшали настоящими драгоценностями. Конечно, такие произведения искусства не были предназначены для рук маленьких девочек.

Самые необыкновенные куклы были созданы во Франции в конце XVII – начале XVIII века. Это были механические куклы-автоматы, очень сложные и разнообразные. Их делали мастера-часовщики. Одним из самых известных автоматов стала кукла, изготовленная мастерами Pierre Kintzing, David Roentgen в 1772 году и подаренная королеве Марии-Антуанетте. Кукла представляет собой красивую даму, имеющую в чертах лица сходство с самой королевой. Она сидит за музыкальным инструментом и исполняет восемь различных мелодий. Игра её безупречна, при этом у неё изящно движется головка и меняется направление взгляда. Сложнейший механизм спрятан в кринолине платья. Высота сидящей за инструментом дамы – 18 дюймов (45 см). Во время французской революции автомат был сломан и пролежал забытым 75 лет. В 1864 году его восстановили, и сейчас он находится в Версале.

Одной из вех в истории кукол был XVII век, когда французы начали делать миниатюрных красавиц из фарфора. В те времена Франция была законодательницей мод. Но проблематично было доставлять новинки во все европейские страны достаточно быстро. Для этой цели стали создавать кукол, называемых Пандорами – фарфоровых красавиц 35 см ростом, имеющих вид взрослой женщины. Пандор одевали, тщательно копируя новинки последней моды в покрое и деталях костюма, затем рассылали состоятельным дамам. Таким образом, куклы Пандоры довольно долго играли роль модных журналов. Известно, что и в России аристократки выписывали из Парижа таких кукол для своих дочерей и для себя. Для себя – чтобы одеться в соответствии с французской модой, для дочерей – чтобы привить им чувство прекрасного, воспитать вкус.

Другой вехой в истории кукол стал XIX век, когда их начали выпускать фабричным способом. В развитии французской бисквитной кукольной промышленности (имеется в виду изготовление кукол из неглазурованного фарфора – прим.) было два довольно чётко выраженных периода: первый период был определён модными куклами, называемыми poupees, а второй период – куклами-малышами bebes.

Самые дорогие, знаменитые кукольные марки – Bru, Steiner, Denamur, Thuillier, Jumeau – носили имена своих производителей. Но они только развили и усовершенствовали то, что в 1850-х годах создала и придумала настоящая кукольная королева Франции – мадмуазель Юрэ (Huret). В 50-х годах XIX века она открыла собственную кукольную фабрику, которая выпускала всего сто кукол в год. До сих пор они считаются самыми лучшими образцами для подражания! Принципам, которые разработала мадмуазель Юрэ, вскоре последовали все прочие кукольные фабриканты. Она декларировала три основных правила: эстетика, правильные пропорции тела и определённая высота игрушки (чтобы ребёнку было удобно общаться с куклой, её рост должен составлять примерно треть от его собственного). Мадемуазель Юрэ впервые пригласила для создания кукол профессиональных скульпторов. Кроме того, она хотела, чтобы дети могли играть с куклой, сгибая и разгибая её руки, поворачивая голову и ладони, и потому стала делать для них подвижные тела. Она запустила в производство кукол с шарнирами на месте суставов и с вращающейся головой. На тот момент модные куклы пользовались огромной популярностью. Они были прекрасны своей особой красотой и изяществом.

В 1860-х годах было много магазинов во Франции, посвящённых созданию одежды, и выставленные для демонстрации куклы были одеты в платья, представлявшие собой очень детальные репродукции модных моделей того времени. К тому же их отличало исключительное разнообразие в деталях одежды и аксессуарах. Дополнений для кукол существовало множество – по сути, они имели всё, что было у светских дам того времени: украшения, часы, пенсне, театральные бинокли, ридикюли, перчатки, миниатюрные книги, обувь, головные уборы, шитьё, ящички для рукоделия, флаконы духов, туалетные принадлежности и многое другое. Также многие покупатели стремились приобрести целый гардероб для своих кукол. Для них заказывали одежду у лучших модисток. Эта одежда пользовалась таким невероятным успехом, что в 1863 году в Париже открылось около трёхсот дорогих магазинов, продававших только одежду и аксессуары для кукол! Одни лавки специализировались на обуви, другие торговали роскошными зонтиками или шляпками…

До мадмуазель Юрэ куклы копировали взрослых дам, а она впервые изготовила куклу-девочку. Так что другие французские производители в 1870-х годах только развили её идею. Новый облик куклы – портрет совершенно идеального ребенка. Бебе были куклами, представляющими детей пяти-двенадцати лет. У них были блестящие стеклянные глаза, мягкие волосы из мохера и тело из композита³ и дерева с подвижными в суставах конечностями. И куклы-дамы, и куклы-девочки выглядели как модели из модных журналов: в роскошных туалетах, в шляпах, с непременными зонтиками.

Учитывая стоимость кукол, счастливая хозяйка могла наслаждаться обществом своей парижской красавицы лишь час-другой по воскресеньям. Подобное отношение к дорогим куклам мы видим и в семье государя императора Николая II. На праздники царские дочери получали дорогие подарки – фарфоровых красавиц знаменитых фабрик Франции, Германии и России. Девочек приучали относиться к ним бережно. Дорогие куклы в изысканных нарядах хранились в закрытых шкафах и вынимались по особым случаям. Для повседневной же игры существовали недорогие немецкие куклы, куклы из папье-маше, композита и мастики из Англии и российского кустарного производства. Покупка кустарных русских игрушек объяснялась стремлением показать детям, что игры с дешёвыми игрушками не менее интересны, а также расширить их знания о традициях и промыслах своего народа.

Постепенно идеи французских кукольных фабрикантов стали выходить за границы Франции. В Америке появилась шагающая кукла. В 1871 году из композита и воска был создан ползающий пупс, ловко перемещавшийся и поворачивавший голову. В 1893 году Томас Эдисон запатентовал фонографическую куклу: она говорила на трёх языках и могла произнести 75 слов. Куклы научились пудриться, пускать мыльные пузыри, ездить на велосипедах. Кукла Ундина с пробковым наполнением весьма успешно плавала кролем.

Немецкие производители пытались копировать лучшие образцы французских кукол. Но у немцев, в основном, вызывали интерес технические усовершенствования и конструктивные характеристики продукции, при этом решительно отметалось всё, что считалось эстетическим, роскошным и дорогостоящим.

Один из самых известных производителей – Арман Марсель, проработавший в мире кукол почти полвека, – зарегистрировал в Германии патент на куклу «пупс – моя мечта». Все куклы Марселя имели совершенно неповторимое выражение лица – нежное, доброе, абсолютно живое. Марсель также создавал многочисленных этнических bebe: пупсов с негритянскими и азиатскими чертами и многочисленных кукол в национальных костюмах – англичан, немцев и т.д.

Настоящую революцию в технологии изготовления кукол произвела смесь нитратов целлюлозы и камфоры – целлулоид, изобретённый и впервые использованный в США фирмой «Братья Хайатт». К концу XIX – началу XX века Германия полностью перехватила инициативу в изготовлении целлулоидных кукол, вскоре она разделила с Францией первенство в этом сложном ремесле. Немецкие производители сумели предложить покупателям качественную продукцию по конкурентоспособным ценам, однако художественное мастерство французов так и осталось непревзойдённым, в этом на них ориентировался весь мир.

В России к последней четверти XIX века тоже начало развиваться кукольное производство. Его центром стал Сергиев Посад. Там изготавливали литых кукол: клейкую тягучую массу разливали по формам, а получившиеся фрагменты склеивали между собой. Существовал с конца XIX века и кукольный Императорский завод – фабрика Журавлёва и Кочеткова, выпускавший фарфоровых красавиц. Кукол этой фабрики сохранилось крайне мало, и ценятся они очень дорого. Дело в том, что фабрика просуществовала недолго. В годы советской власти склады с готовыми куклами и заготовками были уничтожены по приказу Луначарского как чуждые советской идеологии.

В Российской империи существовали и другие фабрики – Дунаева, Шраера, выпускавшие кукол по немецким образцам. Русские мастера только начинали учиться кукольному производству, и поэтому куклы не всегда были совершенны. Однако русские красавицы имели своё неповторимое обаяние, их нельзя было спутать ни с какими другими. Мастерицы фабрик одевали их очень тщательно, часто это были старинные костюмы разных областей России.

Но вернёмся в келью блаженной Параскевы Дивеевской. Некоторые старинные куклы в музейной экспозиции заслуживают подробного описания.

675645324234.jpg

Вот одна из них – английская гувернантка. Это типичная французская модная кукла, которая, по всей видимости, потеряла свою подлинную «бисквитную» голову со стеклянными глазками и мохеровыми волосами. Её хозяевами была установлена новая, из глазурованного фарфора с росписью и формованными, раскрашенными чёрной краской волосами. Судя по чертам лица и причёске, голова изначально предназначалась для куклы-мальчика (волнистые волосы на прямой пробор – типичная причёска мальчиков XIX века). Туловище, руки, ноги сделаны из лайки (вид тонкой высококачественной натуральной кожи), плотно набиты. Одежда куклы сшита в строгом стиле: белый крепдешиновый чепец и шёлковое платье с «глухим» воротом и длинными рукавами. Платье из натурального красно-коричневого шёлка в темную полоску чуть расширено книзу, подол оторочен коричневым бархатом. Платье застёгивается на мелкие чёрные круглые пуговки. Нижняя сорочка – батистовая, по горловине затягивается шнурочком. Нижняя юбка – из белой байки на плотной основе. Ноги куклы обуты в серые суконные сапожки. Так, вероятно, одевались в позапрошлом веке гувернантки из Англии, приглашённые в русские дворянские семьи для воспитания детей.

Кукла-гувернантка была передана в музей Сергеем Николаевичем Чернышевым, отцом благочинной Серафимо-Дивеевского монастыря, а ныне игумении Горненского монастыря в Иерусалиме Екатерины (Чернышевой). Эта кукла – их семейная реликвия. Ей, вероятно, уже более ста пятидесяти лет. Она принадлежала супруге известного в прошлом мецената Саввы Мамонтова Елизавете Григорьевне (в девичестве Сапожниковой). Елизавета Григорьевна имела своё производство высококачественного шёлка, из него-то и сшито платье куклы. Сапожки сшиты позже, когда в куклу играли в детские годы праправнучки Екатерины Григорьевны. Девочки играли и одновременно учились шить.

Кукла-мальчик в красной русской рубашке изготовлена в конце XIX – начале XX веков из папье-маше, покрытого краской. Голова вылеплена из глины, лицо рисованное. Краски свежие, яркие, удивительно хорошо сохранившиеся. На голове глина покрыта коричнево-бежевой краской и имитирует прическу – стрижку в скобку. Фигурка куклы (всего 36 см в длину) выполнена очень натурально. Руки и ноги подвижные, чуть согнутые пальцы рук выглядят естественно. Куклу можно поставить и усадить. Игрушечный мальчик одет в русском стиле: в красную рубашку, отделанную пёстрой тесёмкой из разноцветных нитей, в синие шаровары и чёрные полусапожки из мягкого дермантина. Кукла была подарена паломницей Татьяной из Санкт-Петербурга. Она ухаживала за старушкой, которой принадлежала кукла, а после смерти бабушки игрушка находилась у Татьяны. Посетив музей Паши Саровской, паломница решила подарить свою куклу-мальчика в келью блаженной.

Чуть выше, на одной из подушек, сидит немецкая кукла-барышня с фарфоровой головой, одетая в пышное бальное платье. Она создана на фабрике малоизвестного производителя Карла Хартмана. Нежное лицо, закрывающиеся голубые глаза из настоящего стекла, на голове – уложенные в прическу белые локоны с большим атласным розовым бантом. Туловище, руки и ноги характерны для немецких кукол того времени: имеют шарниры и сделаны из композита и дерева. Платье сшито из тончайшего старинного материала – муслина – с вышитыми вручную «мушками», с широкими пышными рукавами, собранными на запястьях, и воздушной юбкой на розовой подкладке. Горловина и пояс отделаны кружевом, также ручной работы. В старину из муслина шили бальные платья для взрослых барышень. Эта трудоёмкая работа искусных мастериц оплачивалась очень дорого. Такое платье могли позволить себе только представительницы обеспеченных семей из высших кругов.

Есть в экспозиции музея и другие интересные куклы начала XX века. Это две девочки, скорее всего, кустарного производства, с головками из папье-маше и тряпичными телами. Волосы одной из них сделаны из непряденого льна, скрученного в завитки. Она одета в одежду из серпянки, или рединки – лёгкой, редко вытканной материи, наподобие грубой марли.

Самой крупной куклой является немецкий малыш-младенец довоенного производства, изготовленный в натуральную величину. У него сложный глазной механизм: кукла может не только закрывать их, но и смотреть вправо и влево. Малыш носит настоящую антикварную одежду: изысканный тончайшего кружева детский чепец и старинное, ручной работы длинное крестильное платье, наподобие того, что мы видим на фото младенца царевича Алексия. Можно долго рассматривать искусную ручную вышивку на наряде малыша.

Находятся в келье и другие забавные мальчики и девочки из папье-маше немецкого или российского производства. Дружную кукольную семью дополняют два малыша из целлулоида. Сегодня эти и другие замечательные старинные куклы составляют важную часть обстановки великой монастырской святыни – кельи блаженной Параскевы, с любовью восстановленной дивеевскими сёстрами в начале XXI века.

1 августа 2010 году музей посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Первыми словами Его Святейшества при входе в музей были: «Расскажите мне, пожалуйста, про Пашу». После экскурсии, проведённой сёстрами монастыря, Патриарх оставил памятную запись в книге почётных гостей дома-музея блаженной Параскевы Дивеевской: «Радуюсь тому, как воссоздан дом Паши Саровской. Пусть каждый, кто посещает это святое место и прикасается к духовному подвигу святой, обретает её молитвенную поддержку. + Патриарх Кирилл 1.08.2010 г.»

Публикация сайта Дивеевского монастыря

__________

¹ Так описывал дом блаженной Паши Саровской писатель и врач А.П. Тимофиевич, посетивший её келью в 1926 году.

² Священномученик Серафим (Чичагов). «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Дивеево, Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. 2015 г. С. 631.

³ Композит в данном случае – смесь, состоящая из животного клея и опилок, иногда с добавлением гипса. Из него на протяжении многих лет изготавливались тела для фарфоровых кукол.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вверх↑