Верные до конца. История одной семьи

02.06.2022

560987654.jpg

Долгом памяти верующие Русской Церкви считают выяснение подробностей жизненного подвига священников и мирян, в пору гонений XX века пострадавших за веру. Однако обычно вне пределов внимания исследователей оказывается жизнь членов семей тех, кто многие годы провел в заключении, скончался за решеткой или был убит гонителями. Попробуем проследить за судьбами супруги и детей священника, умершего в заключении в 1920 году. И чем уже в наши дни известен правнук этого клирика?

В сентябрьский вечер 1920 года в тюремной больнице города Нижнеудинска Иркутской губернии умирал от сыпного тифа молодой священник Константин Юмин; ему было лишь 31 год. За месяц заключения в условиях голода и антисанитарии здоровый и бодрый человек превратился в немощного старика. На воле отца Константина ждали жена и дети в надежде, что скоро они все вернутся в родные уральские места, батюшка будет стоять у престола, а ещё продолжит учительствовать, как в прежние времена. Этим чаяниям не суждено было сбыться.

В 1913 году юная учительница школы села Бахарево Пермского уезда Ольга Федотова познакомилась с молодым человеком, выпускником Пермской духовной семинарии Константином Юминым.

Константин был уроженцем Сарапульского уезда Вятской губернии, происходил из благочестивой семьи, его родным дядей был архиепископ Ювеналий (Килин) – впоследствии видный церковный деятель русского зарубежья, последние годы своей жизни посвятивший себя служению на кафедрах в нашей стране. Брат Константина Александр Юмин тоже окончил Пермскую духовную семинарию, но священником не стал, а работал учителем русской словесности в Каменске-Уральском; в 1937-м он был репрессирован и расстрелян. Константин после окончания семинарии в 1909 г., как и брат, несколько лет жизни посвятил педагогической работе, в дальнейшем педагогический опыт оказал влияние на его церковное служение.

Вскоре после знакомства Константин и Ольга поженились, а уже в октябре 1913-го Константин был рукоположен в сан священника и направлен для прохождения приходского служения в церковь Рождества Богородицы Добрянского завода. Приход был большим – в Добрянском заводе и окрестных деревнях насчитывалось 7 тысяч человек; благодетелями храма церкви были графы Строгановы.

В Добрянке священник Константин служил до 1915 года и был переведен в Успенскую церковь Кунгура с назначением на должность наблюдателя церковно-приходских школ Кунгурского уезда. На этой должности и пригодился педагогический опыт. Церковно-приходские школы давали начальное образование и были самой распространенной формой учебных заведений того времени. Наблюдатель церковно-приходских школ был обязан контролировать учебно-воспитательский процесс, посещать вверенные ему школы, писать отчёты, консультировать учителей. В Пермской епархии у четы Юминых родились дочь Софья, сыновья Анатолий и Аркадий.

Церковное руководство быстро заметило педагогический талант молодого священника, и в 1917 году отец Константин был назначен на должность уездного наблюдателя церковно-приходских школ в Тобольск, столицу Западной Сибири. К тому времени церковно-приходские школы оказались в по-настоящему бедственном положении: в самом разгаре была Первая мировая война, катастрофически не хватало средств для финансирования учебного процесса.

Вскоре к власти пришли большевики и своим декретом «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» они просто уничтожили систему церковного начального образования. Для новой власти Константин Юмин стал не нужен и как священник, и как учитель.

Вслед за революцией в стране разгорелась гражданская война, в 1918-м отец Константин был призван в Белую армию в качестве военного священника, служил при штабе 1-го Волжского армейского корпуса в Кургане. Судя по сохранившимся документам, батюшка во время службы в армии имел возможность встречаться со своей семьёй.

Осенью 1919 года началось стремительное наступление красных на сибирские города, белые стали сдавать позиции. Матушка Ольга с детьми эвакуировалась в Читу, а её муж вместе с отступающей Белой армией дошёл до города Нижнеудинска Иркутской губернии. К началу 1920 года шансы на победу Белой армии сводились к нулю, очень многие бойцы к тому времени умерли не только от ран, но и от переохлаждения и тифа. Генерал В.О. Каппель, командовавший отступавшими войсками, разрешил покинуть армию тем, кто этого желает; вскоре недалеко от Нижнеудинска генерал скончался от воспаления лёгких. Немногие бойцы сумели добраться до Читы, где соединились с другими остатками Белой армии, чтобы продолжить борьбу на Дальнем Востоке.

Константин Юмин остался в Нижнеудинске, через некоторое время он забрал семью из Читы. В новом городе не нашлось вакантного места для священника, поэтому ему пришлось устроиться на работу служащим в здравотдел – организацию, которая руководила деятельностью медицинских учреждений Нижнеудинского уезда. Возможно, он не остался в Чите по той причине, что город был переполнен беженцами, и среди них имелось очень много священников. В Нижнеудинске у отца Константина и матушки Ольги родился еще один сын, но он скончался в младенчестве.

6 августа 1920 года священника Константина арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности, менее чем через месяц он скончался в тюремной больнице от сыпного тифа, не дождавшись суда и приговора. Прах священника захоронили на кладбище у Вознесенского собора Нижнеудинска, на могиле стоял простой деревянный крест. В 30-е годы собор был разрушен, могилы на погосте сравняли с землёй.

После смерти кормильца семья оказалась в крайне бедственном положении: матушка Ольга не могла работать, так как ухаживала за семимесячным ребенком, семья получала паёк, но его этого было недостаточно, не было средств для того, чтобы приобрести одежду и обувь. Почти два месяца матушка добивалась того, чтобы ей выдали вещи покойного мужа и деньги, которые были при нём. Вещи она планировала продать, чтобы можно было купить муки, а деньги отдать в уплату долга за доски для гроба. В заявлениях к тюремному начальству она писала, что сапоги мужа хочет оставить себе, так как её туфли разодраны.

Почти два года Ольга Юмина не могла выехать из Нижнеудинска, так как местные власти не давали ей разрешения. Летом 1922 года ей вместе с детьми удалось выехать в Читу, а оттуда направиться в эмиграцию в китайский город Харбин, где уже проживали их родственники. Жизнь в эмиграции не была легкой, но матушка Ольга смогла найти в себе силы, обзавелась небольшим хозяйством, имела три коровы и птицу; благодаря коровам-кормилицам семья не умерла от голода. Внуки прозвали матушку Ольгу «баба Му», так как всегда получали от нее свежее молоко. Немалую заботу о вдове проявлял дядя отца Константина епископ Ювеналий (Килин).

К сожалению, жизнь матушки Ольги оборвалась внезапно и трагически в начале 1949 года: во дворе дома, где она проживала, пьяный китаец неумышленно ударил её оглоблей по голове, и для слабой хрупкой женщины удар оказался смертельным. Её жизнь была многострадальной, но женщина с достоинством претерпела все испытания, оставшись верной Христу.

Удивительным образом сложились судьбы детей отца Константина. Дочь Софья была женой протоирея Ростислава Гана, в 1953 году они эмигрировали в Австралию, где матушка Софья Константиновна скончалась в 1991-м. Еще будучи девушкой, Софья увидела во сне своего отца, он сказал ей: «Доченька моя, готовься к 26 мая». Всю оставшуюся жизнь она ждала 26 мая как дня перехода в Вечность, 25 или 26 мая всегда причащалась, до этого несколько дней постилась. Ушла Софья Константиновна из жизни временной 8 июня – по старому стилю это было 26 мая.

Ее внук протоиерей Серафим Ган – клирик Русской Зарубежной Церкви, в 2007 году он принимал активное участие в подготовке восстановления единства Зарубежной Церкви с Церковью в Отечестве.

Сын отца Константина Анатолий эмигрировал в США, в Калифорнии был церковным старостой и преподавателем русского языка. Скончался в 2007 году.

Аркадий Юмин переехал в Бразилию, где умер в сравнительно молодом возрасте в 1970 году от болезни.

Все дети отца Константина очень любили церковное пение и участвовали в церковных хорах и, несмотря на проживание вдалеке от России, остались русскими православными людьми.

Священник Алексей ПАРКАЧЕВ

Публикация сайта Пермской митрополии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓