Непридуманные истории, рассказанные старой фотографией

13.04.2022

img429.jpg

В храме Казанской иконы Божией Матери в поселке Кирсановка Тоцкого района Оренбургской области хранится дореволюционная фотография: благообразный седовласый священник в окружении семьи. Это фото все советские времена хранила и прятала даже от самых близких родственников одна из жительниц села Антонина Дмитриевна Игнатова (Погорельских). Впоследствии она рассказывала, что была певчей в церкви и это фото ей подарили на великий праздник. Прихожане засматривались на фото, но никто не мог рассказать, кто на нем изображен. И, может быть, эта фотография так и хранила бы свои тайны, если бы авторы статьи не узнали в одном из изображенных своего родственника. Какой была судьба этой семьи в годы атеистических гонений, и как она связана со святителем Лукой (Войно-Ясенецким)?

Священник Александр Иванович Надеждин

За прошедший век стерлась память об этих удивительных людях. А между тем, священник Александр Иванович Надеждин 48 лет (!) был настоятелем Казанской церкви, учителем и духовником всех кирсановцев.

Александр Иванович родился в 1857 году в селе Ероховка Бузулукского уезда (сейчас это село в Грачевском районе Оренбургской области), в 1879 году после окончания Самарской духовной семинарии его направили учителем в село Семеновка Новоузенского уезда, но уже через два года, в 1881-м, он был рукоположен в сан священника и в 1882 году направлен в Кирсановку. В 1881 году он женился на Прасковье Аристарховне, дочери священника села Сорочинского Аристарха Борисовича Борисова¹ (справа от Александра Ивановича на фото), в браке родились шестеро детей.

В Кирсановке работали церковно-приходская школа для детей и воскресная школа для взрослых. Преподавали в церковно-приходской школе священник и члены его семьи. По воспоминаниям краеведов, «Надеждины были умнейшие люди: грамотные, начитанные, культурные. У них была богатая личная библиотека, имелись собрания сочинений всех классиков: Пушкина, Гоголя, Некрасова и т.д. Священник Александр Иванович Надеждин специально выписывал из Москвы и Петербурга книги, газеты и журналы, чтобы повысить грамотность крестьян. Дочь священника Вера Александровна работала учителем. Семья их пользовалась у односельчан большим авторитетом, именно к ним шли крестьяне за советом по любым житейским вопросам».

После революции и Гражданской войны начались гонения на религию. Казанская церковь в Кирсановке была закрыта, 22 октября 1930 года священник Александр Иванович Надеждин (в возрасте 74 лет) был арестован и приговорен к «высылке в Северный край сроком на 5 лет».

Дальнейшая его судьба неизвестна (реабилитирован 27.09.1989).

Но вернемся к фотографии. Она сделана около 1914 года. Предположительно, позади стоят дочь Александра Александровна и ее муж, священник церкви в селе Курманаевка Иван Малахов². Старожилы села в воспоминаниях писали, что он позднее жил в Кирсановке, а после того, как закрыли церковь, «всю землю раздал родным и уехал с семьей в Ташкент».

Женщина в белом воротничке, держащая на коленях девочку, – другая дочь Александра Ивановича, Елизавета, с дочкой Тамарой. Рядом с ней ее муж – Александр Александрович Незванов³, выпускник Казанской духовной академии, преподаватель Омского императорского кадетского корпуса. В 1917 году в этой семье родится сын Юрий.

Что с этой семьей случилось после революции, неизвестно, но перед войной они оказались в Ленинграде. Александр Александрович Незванов умер от голода в блокаду в 1942 году. Сын Юрий Александрович пошел на фронт и погиб в Восточной Пруссии в январе 1945 года. Елизавету Александровну с дочерью отправили из Ленинграда в эвакуацию, в Бузулук. Там они жили по адресу: Станционный поселок, линия 40, дом 14⁴.

Послевоенная судьба Елизаветы Александровны нам неизвестна. Тамара Александровна Незванова позднее вернулась в Ленинград, работала концертмейстером в консерватории. Как и вся ее семья, она была глубоко религиозна, на пенсии переехала в Успенский Псково-Печерский монастырь, там и умерла.

Имена и судьбы остальных детей священника Надеждина, изображенных на фотографии, пока остаются неизвестными. Некоторое время назад на городском кладбище Бузулука авторы статьи видели могилу с надписью: «Надеждина Вера Александровна, 1891 – 1874». Имя, отчество и год рождения совпадают с ещё одной дочерью отца Александра, которая на фото – крайняя слева.

 

Незвановы и Несмеяновы

Но хочется вернуться к личности Александра Александровича Незванова (мужчина с усами на фото), чтобы рассказать еще несколько интересных фактов из истории этих семей. Александр Александрович родился в селе Сорочинском, его дед и отец брали в аренду у государства большие участки земли, занимались земледелием и торговлей лесом. Мама родилась в селе Палимовка в семье Муморцевых, из которой впоследствии вышли крупные бузулукские купцы. В семье большое внимание уделялось духовному воспитанию и образованию детей.

Александр закончил вначале Оренбургскую духовную семинарию, а в 1906 году – Казанскую духовную академию. По ее окончании он вернулся в Сорочинское с однокашником и другом Дмитрием Архиповичем Несмеяновым. И в мае 1906 года сыграли сразу две свадьбы: 22 мая Дмитрий женился на двоюродной сестре Александра Марии Ивановне Незвановой, а 26-го – Александр на Елизавете Александровне Надеждиной.

Друзья старались держаться рядом, даже вместе поехали работать в Омск. Александр стал преподавателем Омского императорского кадетского корпуса; выходец из простой крестьянской семьи за довольно непродолжительный срок дослужился до званий коллежского асессора и надворного советника.

А Дмитрий, проработав несколько лет в Омской епархии, из-за болезни жены возвратился в Оренбург. В храме Вознесения Господня он исполнял обязанности псаломщика и как обладающий музыкальными дарованиями пел на клиросе.

Поприщем, принесшим Дмитрию Архиповичу Несмеянову известность и авторитет богослова в Оренбуржье, была должность епархиального миссионера.

После революции Дмитрий Архипович был несколько раз арестован, два года провел в лагерях в Коми (1925-1927 гг.). По возвращении из заключения продолжал свою миссионерскую деятельность. Пострадав от безбожной власти, Дмитрий Архипович приобрел еще большее уважение в среде духовенства и верующих людей, теперь уже многие приезжали к нему за советом. В январе 1931 года Д.А. Несмеянов был арестован и приговорен в высшей мере наказания. 5 мая 1931 года приговор был приведен в исполнение (реабилитация произошла в 1989 году)⁵. В 2014 году была издана книга «Божий адвокат: Оренбургский епархиальный миссионер Дмитрий Несмеянов и его труды».

Мария Кузьминична Войно-Ясенецкая

С семьей Незвановых связана еще одна очень интересная история. У Александра Александровича Незванова была родная сестра Серафима. В 1900 году в Сорочинском она вышла замуж за выходца из Костромской губернии Кузьму Александровича Прияткина. В этом браке родились восемь детей, среди них в 1910 году – дочь Мария. Кузьма Александрович занимался хлебной торговлей, вместе с братьями жены Незвановыми строил мельницы в Сорочинском и в Акбулаке.

Революционные события 1917 года и Гражданская война вынудили Прияткиных и их родственников навсегда покинуть родные места, все их имущество было национализировано. Опасаясь за безопасность семьи, Кузьма Александрович отправил свою жену Серафиму с детьми в Среднюю Азию, а сам остался спасать остатки семейного бизнеса. Из рассказов родственников известно, что в 1930-х годах он был сослан в Коми, где и погиб.

Через несколько лет после отъезда Мария поступила в медицинский институт в Ташкенте, где познакомилась и впоследствии вышла замуж за Михаила Валентиновича Войно-Ясенецкого, старшего сына епископа Луки (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого). У них родился сын Алексей.

Гонения, которым подвергался епископ Лука (Войно-Ясенецкий), а он провел в ссылках в общей сложности одиннадцать лет, не могли не оказать влияние на жизнь его близких родственников. Дети полной мерой заплатили за «поповство» отца.

Вот что пишет Марк Поповский в своей книге «Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга»: «Особенно тягостная юность выпала на долю Михаила. После возвращения из ссылки старшего Войно-Ясенецкого младшего приняли на медицинский факультет университета. Учился Михаил хорошо. Однако каждая новая кампания "за классовую чистоту высшей школы" заканчивалась для него исключением. Ему так и не дали бы получить высшее образование, если бы не заступничество профессора Слонима. Друг семьи Войно-Ясенецких использовал свое влияние на власти и несколько раз водворял юношу обратно в университет. После очередного исключения от Михаила потребовали, чтобы он отрекся от отца-епископа публично».

Дети не отреклись. Марк Поповский пишет: «Незадолго до отправки на этап невестка Мария Кузьминична (Прияткина-Войно-Ясенецкая) вымолила у прокурора десятиминутное свидание со свекром. Со времен толстовского "Воскресения" комната для свидания с заключенными обогатилась двойной решеткой. Между двумя разделяющими арестанта и его родных решетками возник коридорчик, специально предназначенный для того, чтобы по нему ходил солдат с винтовкой. Свекор вышел желтый, отечный. Очевидно, ему было трудно стоять на отекших ногах, и он ухватился рукой за прутья. Сказал, слабо улыбаясь: "Я получил твою посылку. Много всего. Но ничего, нас в камере тоже много". Глядя на измученное лицо старика, Мария Кузьминична заплакала. "Да перестань ты плакать, – сказал он ласково, – я уже привык к этой собачьей жизни". Голос у него остался все тот же: низкий, сильный. Слова его легко перелетали через пустое пространство между железными переплетами. От того свидания осталось в памяти не столько даже лицо, сколько руки свекра: большие белые руки хирурга на железной решетке»⁶.

После Великой Отечественной войны Михаил Валентинович и Мария Кузьминична переехали в Ленинград, где Михаил Валентинович возглавил патологоанатомическую лабораторию Всесоюзного института экспериментальной медицины. Он был широко образованным и культурным человеком, увлекался музыкой и театром, был лично знаком с известными театральными деятелями и композиторами того времени (Шостакович, Шварц). Вместе с тем много внимания он уделял своей семье, воспитанию единственного сына Алексея, который тоже пошел по стопам своего прославленного деда-хирурга Валентина Феликсовича и любимого отца Михаила. Он стал почетным врачом РФ, почетным профессором Дальневосточного государственного медицинского университета. Алексей Михайлович Войно-Ясенецкий долгие годы заведовал кафедрой урологии Хабаровского государственного медицинского института. После смерти его отца Михаила Валентиновича (1993 г.) он забрал свою маму Марию Кузьминичну из Ленинграда к себе в Хабаровск, где она и похоронена.

Андрей МИТИН

Надежда ФЕДОТОВА

Публикация журнала «Вестник Бузулукской епархии»

________

¹ Государственный архив Оренбургской области (ГБУ ГАОО), Ф. 389. Оп. 1. Д. 412. «Метрическая книга Михаило-Архангельской церкви села Сорочинское Бузулукского уезда» за 1881 г.

² Центральный государственный архив Самарской области (ГБУСО ЦГАСО), Ф. 32. Оп. 14. Д. 412. «Ведомость о церкви села Кирсановка» за 1904 г.

³ ГАОО, Ф. 389 Оп. 1. Д. 1519. «Метрическая книга Михайло-Архангельской церкви села Сорочинское Бузулукского уезда» за 1906 г.

⁴ Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО), Ф. 58. Оп. А-71693. Д. 1760. «Книга погребения госпиталя 384 ОМСБ 235сд» за 1944-1945 гг.

⁵ «Божий адвокат. Оренбургский епархиальный миссионер Дмитрий Несмеянов и его труды». Под общей редакцией протоиерея Николая Стремского. П. Саракташ, 2014. 428 с.

Поповский Марк. «Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга». Москва, «Пик», 2001. 480 с.



Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓