От любви до ненависти. О трагической судьбе Благовещенской церкви на Дар-горе

07.04.2022

2-12.jpg

За всего несколько десятилетий существования Благовещенского храма на Дар-горе в Царицыне (впоследствии Сталинграде) в его истории было множество и славных эпизодов, любопытных и даже забавных моментов, и трагических обстоятельств. Это и получение горой, на которой возводилась церковь, звучного имени, и крестный ход, во время которого люди сами решили тянуть подводы с колоколами, принеся таким образом подарок строившемуся храму, и пуды конфет, которые местный священник выиграл у купца и раздавал трудящимся людям, и тяжелейшие испытания послереволюционного времени, обновленческий раскол, арест и смерть на Бутовском полигоне последнего настоятеля, закрытие храма и переоборудование его в склад, а впоследствии – уничтожение здания артиллерийским огнем во время войны…

 

Несмотря на уже долгие годы исследований в области православного краеведения, в этой сфере всё равно остаются «белые пятна», начиная от количества храмов в Царицыне (ныне Волгограде) перед революцией и заканчивая историей отдельных святынь. Так, данные о количестве церквей в городе до 1917 года как у советских, так и у современных историков почти совпадают. Например, в книге «Сталинград» 1957 года говорится, что там было 15 церквей. А в брошюре А.В. Материкина и Л.А. Материкиной «Биографический справочник царицынских священнослужителей» упоминаются уже 16 храмов², не считая домовых или полковых. Так, еще в 1915 году священник Благовещенской церкви Николай Руссов пишет о «2-х с лишним десятках царицынских причтов»³. Примечательно, что о самом Благовещенском приходе известно очень мало, что мы и постараемся исправить. Даже в издании известных местных учёных и архитекторов В.И. Атопова, В.Е. Масляева и А.Ф. Липявкина «Волгоград» приводится фотография этой церкви от 1915 года, но она упоминается в их тексте как Вознесенская на Дар-горе.

 

От Вор-горы к Дар-горе

Начнём с момента основания. Как писала газета «Царицынская мысль» от 20 мая 1910 года, «Вчера в 6 час. вечера Гор. Управа произвела отвод места под постройку храма, в местности «Вор-гора». Место отведено в 809 квартале между Алатырской и Ардатовской улицами»⁵. Местные власти выделяли и часть средств на его возведение, по крайней мере, первоначально. В следующем 1911 году на заседании городской думы было решено, что «исключаются пособия … на постройку храма на «Дар-горе» и др.»⁶ Краевед Роман Шкода пишет, что «19 июля 1912 г. Городская Дума выделила 2000 рублей на начало строительства этого храма. При этом в Думе возник спор между гласными (депутатами) – стоит ли выделять бюджетные деньги или предложить местным жителям (которые обратились в Думу с просьбой о строительстве храма) строить церковь за свой счёт. Но всё же сторонников выделения денег оказалось в Думе больше».

На самом деле храм был закончен уже в августе 1911 года, как будет упоминаться ниже. Так что в июле 1912 года речь, возможно, шла о его оснащении утварью или построении школы и церковных домов для духовенства.

В газете «Царицынский вестник» за июнь 1910 года сообщалось, что в воскресенье крестный ход «на Вор-Гору для освящения места под храм … был совершен из церквей Казанской и Крестовоздвиженской с прот. Каверзневым и священниками Ушаковым и В. Мраморновым. На молебне присутствовала масса молящихся. После освящения места под храм состоялось собрание строительного [комитета] о начале работ. Закладка [Заседание] комитета для обсуждения вопроса [закладки] храма состоится по приезде епископа Гермогена саратовского и царицынского». Вероятно, при наборе последнего предложения в типографии произошла ошибка и некоторые слова выпали из строк.

30 и 31 августа 1910 года в зацарицынской части вспыхнул страшный пожар, уничтоживший всё в районе от нынешней улицы Огарева до Ельшанского оврага и от Волги до Рабоче-Крестьянской. Местечко «Кавказ», населенное в основном береговыми рабочими, плечниками (грузчиками) и брусовозами, выгорело от самоварной искры. В огне погибло 24 квартала от улиц Липецкой до Коломенской и 1300 домов, а пять тысяч человек остались без крова. Губернатор определил убыток в 350 тысяч рублей, а на возобновление построек погорельцам обещал 100 тысяч рублей страхового вознаграждения и на такую же сумму – добровольных пожертвований¹⁰.

7 октября 1910 года на заседании «Думы прошел вопрос о переименовании Вор-Горы в «Дар-Гору», в виду того, что там городом подарено погорельцам около 400 мест»¹¹.

В октябре 1910 года пресса сообщила, что городская «училищная комиссия ходатайствует о переименовании названия Вор-Горы на «Тихорецкий городок». ... Следовало бы спросить самих жителей Вор-Горы, какое они пожелали бы название для своей горы. Нам приходилось многократно беседовать с тамошними обывателями, которые действительно недовольны названием своей местности «Вор-Горой» и желают свою гору назвать Благовещенской в честь строящегося храма во имя Благовещения. Это название будет проще, нагляднее и понятнее старому и малому. Название же «Тихорецкий городок» является просто напросто выдуманным, случайным, не имеющим под собой осязательной почвы, даже малопригодным во 1-х потому, что в городе вдруг открывается городок, а во 2-х городком или городищем везде назывались и называются древние военные заставы или форпосты, а на Вор-Горе, как известно, не было особого военного укрепления, а там наблюдается целина-степь… По нашему мнению, название Вор-Горы» «Тихорецким городком» едва ли будет принято тамошними жителями и не войдет в общее употребление»¹².

 

Строительство


764312.png

В том же номере газеты сообщалось: «Постройка Трехпрестольного Благовещенского храма на Дар-Горе быстро подвинулась вперед. Кладка каменных стен закончена, трапезная и колокольня на этих днях будут покрыты кровлей, а вместе с тем будет приступлено к возведению деревянных пяти куполов, которые, несомненно, будут закончены до наступления зимы, если жертвователи поспешат на помощь денежными средствами. Благовещенский храм по своей архитектуре будет довольно красивым и вместительным (свыше 1000 чел.). Он расположен будет в центре Дар-Горы, так как теперь за этим храмом начинают возводить постройки погорельцы местности «Кавказа»»¹³. 

В следующем месяце пресса проинформировала: «21-го ноября, в воскресенье в 10 часов утра из новостроющегося на Дар-горе Благовещенского храма проследует крестный ход на городскую купеческую пристань, что против Покровской церкви для перевезения колоколов народом в Благовещенский храм. Православные жители приглашаются помочь этому святому делу. В Благовещенском храме накануне будет всенощное бдение в 5 часов, а 21-го Ноября молебствие пред началом крестного хода»¹⁴.

 Вечером под 21 ноября духовенством Покровской церкви было отслужено всенощное бдение – первая служба в строящемся храме.

Как отметили журналисты, «нужно было видеть радость жителей Дар-Горы, присутствовавших на службе в своем храме – ликованию их не было конца. Всю всенощную пели все богомольцы с особенным воодушевлением. Священником о. Лебедевым было сказано поучение о значении храма для христианина. После всенощной был отслужен водосвятный молебен. Утром 21 ноября тем же духовенством был совершен крестный ход на купеческую пристань для перенесения оттуда колоколов в Благовещенский храм. Тысячи народу сопровождало этот необыкновенный крестный ход. Впереди шли богоносцы с св. иконами, за ними духовенство, и позади него тысячи мужчин, женщин и детей тянули длинные веревки, прикрепленные к подводам с колоколами. Несмотря на крутые подъемы на Волге, Царице и Дар-Горе, колокола быстро и благополучно были доставлены к Благовещенскому храму, где был отслужен благодарственный молебен с провозглашением многолетия Царствующему Дому, Святейшему Синоду, Преосвященному Гермогену и строителям храма»¹⁵.

А 19 декабря 1910 года в новом храме на Дар-горе было совершено освящение правого придела во имя святого Иоанна Предтечи¹⁶. 

Даже в «Справочной книге Саратовской епархии» 1912 года выпуска содержатся несколько неточные сведения об этом приходе: «Благовещенская церковь, деревянная (на самом деле, каменная – С.И.), с такою же колокольнею, построена в 1910 – 1912 годах, тщанием прихожан, однопрестольная: во имя Благовещения Пресвятой Богородицы (на самом деле имелся и уже упомянутый правый придел во имя святого Иоанна Предтечи – С. И.). Самостоятельный приход открыт в 1912 г. Штат причта: Священник и псаломщик. Дома церковные. Жалованья нет»¹⁷.

546547.png

 

Таинственные пещеры и три пуда конфет

В марте 1911 года известный тогда, наверное, всей России иеромонах Илиодор (Труфанов) сбежал из Новосильской обители в Тульской губернии, куда его отправили по решению Синода за политиканство. Некоторое время бунтарь скрывался в Царицыне у своего сторонника– священника Михаила Егорова (ранее тот служил в храме на Французском заводе, а затем был переведён в строившуюся на Дар-горе Благовещенскую церковь)¹⁸. Также отец Михаил входил в состав членов местного Союза русского народа, где активно подвизался Илиодор¹⁹. В августе 1911 года в газете «Царицынский вестник» говорится о завершении строительства Благовещенской церкви и опровергается ложное сообщение о переводе сюда священника Михаила Егорова, служившего на Французском заводе²⁰.

Но всё-таки отец Михаил стал служить в Благовещенском приходе. Известна история о том, как иеромонах Илиодор призвал верующих копать подземелья под Свято-Духовым монастырём, чтобы скрыться в них в случае прихода Антихриста. И вот, как сообщила газета «Царицынская мысль», 29 сентября 1911 года с пением молитв богомольцы начали свою работу. Сам зачинщик, чем-то раздраженный, ходил по двору и кричал, чтобы они работали дружнее: «Кто не хочет работать, того нужно избить палкой и выгнать из монастыря вон». К обеду в монастырской кухне сварили постные щи, оказавшиеся настолько невкусными, что большинство копателей предпочли им просто хлеб и воду.

Но этот казус сгладили три пуда конфет – подарок священника Михаила Егорова из Благовещенского храма на Дар-горе. Попечитель строившегося Александро-Невского собора купец Василий Рысин поспорил с отцом Михаилом, что тот не перекинет камень через возводимое здание. Когда отец Михаил сделал это, Рысин и купил ему 48 килограммов сладостей. Батюшка Михаил пожертвовал эти, как тогда писалось, «конфекты» в пользу пещерокопателей. Выступая перед последними, Илиодор заявил: «Покамест вы роете только входы в пещеры, вы должны работать все вместе. Когда же мы будем рыть самыя пещеры, вы будете работать группами, по 30–40 человек, которые будут сменяться другими каждый день. Куда пойдут пещеры, никто, кроме меня, не будет знать. Святые подвижники, когда рыли свои пещеры, то ели только хлеб и пили воду. Мы с вами не подвижники и роем пока не пещеры, а входы в них, и нам можно есть конфекты»²¹. После этой речи конфеты были розданы всем 330 копателям, которые находились на тот момент в обители.

 

Служители. Раскол и гонения на верных

Отец Михаил Егоров недолго служил здесь и, возможно, был удалён после ссылки Илиодора во Флорищеву пустынь Владимирской епархии в январе 1912 года. В июне того года газета «Царицынская мысль» написала, что прихожане Благовещенского храма просят о назначении им постоянного священника²².

«Царицынский вестник» от 7 сентября 1912 года проинформировал читателей, что не позднее 12 сентября, по слухам, ожидается приезд в Царицын епископа Саратовского и Царицынского Алексия: «В связи с приездом его предполагается ходатайство жителей Дар-Горы о назначении им священника. В церкви на Дар-Горе служили до сих пор по очереди священники Вознесенской церкви, вследствие чего в последней нельзя было служить по праздникам 2-ой обедни (поздней)»²³.

«Справочная книга Саратовской епархии» сообщает, что здесь с 1912 года служил «священник Николай Петрович Руссов, 40 л., о. к. сем. (окончил курс семинарии – С. И.), законоучитель, на епархиальной службе с 1894 г.; последняя награда – скуфья 1911 г.»²⁴.

«Саратовский духовный вестник» от февраля 1913 года пишет, что резолюцией епископа Саратовского и Царицынского представлено место священника «от 19 января за № 517, при Благовещенской церкви гор. Царицына, заведующему приходом той же церкви и числящемуся в штате Царицынской Сергиевской церкви на диаконской вакансии священнику Николаю Руссову»²⁵. Это был довольно деятельный пастырь. Когда началась Первая мировая война с ее тяготами и лишениями, массы беженцев хлынули из западных областей России. И местные священнослужители открыли «Комитет о беженцах царицынского градского духовенства», и в светский «Городской комитет помощи беженцам» входило около пятнадцати священников, среди которых был, судя по всему, и отец Николай²⁶.

В документах Сталинградского губернского исправительно-трудового дома инспекции мест заключения Сталинградского административного отдела (т.н. тюрьма на ул. Голубинской) содержится дело «Руссова Николая Петровича (священник), осужденный за контрреволюцию». Судя по всему, его арестовали 27 апреля 1922 года, но затем выпустили, и он служил еще до 1932г.²⁷

Возможно, после ареста карательные органы надавили на отца Николая, требуя присоединиться к попытке расколоть Церковь. Как известно, в мае 1922 года при активной поддержке государства после ареста Патриарха Тихона группа обновленцев захватила власть, создав Высшее Церковное Управление. Узнав об этом, царицынские раскольники отправили в Москву телеграмму: «Москва Богоявленский монастырь. Епископу Антонину. Царицынская группа священников и верующих на своем собрании, ознакомившись с журналом «Живая Церковь» и сочувствуя основной его задаче – обновлению Православной Церкви, приветствует Ваше начинание и сообщает Вам об образовании в Царицыне инициативной группы, которая ставит своей целью издание журнала «Обновление церкви». Председатель собрания свящ. Александр Благовидов. Священники: Николай Руссов, Георгий Владимиров. Диакон Антоненко-Грушевский. Граждане: Новощекова, Пожарский, Сафонов»²⁸. Они организовали некое «Царицынское Временное Церковное Управление» (ЦВЦУ).

Однако чуть позже отец Николай, осознав свои заблуждения, вернулся в лоно канонической Церкви.

Но не только красные оскверняли храмы и сажали своих противников на баржу посреди Волги. После взятия города в 1919 году белогвардейцы арестовали множество рабочих, участвовавших в революционных событиях, и поместили 250 человек на баржу (среди них был чудом спасшийся рабочий Федор Никитич Крутых). На третьи сутки стражники вывели их и «погнали во вторую часть Царицына. Остановили на Дар-горе около церкви, отсчитали десять человек, расстреляли и погнали дальше. Гнали их приречными хуторами в сторону Астрахани. Останавливали в каждом поселке с церковью и, казнив очередной десяток, гнали к следующей церкви».

После Первой мировой и Гражданской войн в Поволжье начался сильный голод, и прихожане стали оказывать помощь нуждающимся. Даже большевистская газета «Борьба» в конце 1921 года отметила в статье «В детских домах»: «Детский дом № 64. Это недавно организованный дом на Дар-горе. Он помещается в 2-х церковных домах. Снабжается … с четырех сторон: от Губотнароба (губернский отдел народного образования – С. И.), от АРА (американская организация помощи голодающим – С. И.), от мясников дар-горского базара и от прихожан местной церкви. Детей 40 человек (сироты, полусироты)»²⁹.

Согласно документам ГАВО, на март 1931 года из одиннадцати православных храмов Сталинграда лишь Благовещенский и Никольский приходы возглавлялись епископом Сталинградским Сергием (Патриаршей церкви)³⁰. В «Списке действующих молитвенных зданий и помещений по г. Сталинграду на 1 марта 1932 г.» Благовещенская церковь указывается как «староцерковно-православная» (т.е. каноническая, поддерживающая Патриарха)³¹. В акте от 19 апреля 1933 года она также помечена как функционирующая³².

54364342.pngВласти дважды направляли в храм технические комиссии – в декабре 1934 и июле 1935 годов, по итогам осмотра которыми потребовали немедленного ремонта здания. А 17 декабря 1935 года Сталинградский горсовет расторг договор с общиной из-за невыполнения его предписаний. Верующие подали жалобу на незаконное закрытие, указав, что прихожан насчитывается 533 человека.

Закрыли храм, по официальным данным, 23 мая 1936 года, но на самом деле произошло это раньше. Его здание передали тресту столовых под ресторан³³.

Последним настоятелем Благовещенского храма был протоиерей Прокопий Николаев. В «Списке лиц, лишенных избирательных прав по Сталинграду и поселкам», изданном в 1933 году, указывается «Николаев Прокофий Дмитриевич – срк (служитель религиозного культа – С. И.) – Чемкенская 1»³⁴. Правильное название этой улицы в Ворошиловском районе, где он был прописан, конечно, Чимкентская – по имени города Чимкент (хотя на карте Сталинграда 1942 года она пишется как «Чемкентская»). Ныне это улица Минераловодская, и место, где жил священник, располагалось буквально на территории нынешнего храма в честь иконы «Похвала Пресвятой Богородицы».

Что примечательно, в вышеприведенном «Списке лиц, лишенных избирательных прав» находится и «Русова Н.Н. – монахиня – Чемкенская 8». Вероятно, это дочь священника Благовещенской церкви Николая Петровича Руссова, просто с не совсем точно написанной фамилией.

Вероятно, упомянутый последний настоятель – это Прокопий Дмитриевич Николаев, 1883 г.р., уроженец хутора Тормосин области Войска Донского. На момент ареста он жил в церковной сторожке на Даниловском кладбище в городе Москве. Арестовали батюшку 4 ноября 1937 года, обвинив в якобы принадлежности к контрреволюционной фашистской организации церковников. А уже 10 декабря 1937 года казнили на Бутовском полигоне³⁵.

В том же страшном году был расстрелян и священник Владимир Николаевич Князевский (15.07.1872 г. – 29.11.1937 г.). Исследователь И. И. Лежнина указывала, что в Царицыне, впоследствии Сталинграде, он служил в Сергиевской и Вознесенской церквах. Служил по 1935 год³⁶.

Мы уже писали с профессором В.И. Супруном о служении отца Владимира в Казанском храме, его аресте в феврале 1935 года и высылке в Казахстан³⁷. В Государственном архиве Волгоградской области мне удалось найти заявление «служителя религиозного культа ... Владимира Князевского» от 8 апреля 1933 года. Там говорится: «С 18-го Марта с/г я переведен на службу при Благовещенской церкви г. Сталинграда, поэтому прошу зарегистрировать меня как служителя культа при означенной церкви»³⁸.

 

Осквернение храма. Война

6654532.png

В сентябре 1936 года «Сталинградская правда» опубликовала заметку «Из архивных документов. Издевательский подарок», где говорилось: «Позавчера в краевой архив доставлено массивное евангелие, весом около 10 килограммов. Крышка переплета художественно сделана из толстого листа меди. На внутренней стороне крышки выгравировано: «В дар для благовещенской церкви на Вор-горе». История этой надписи такова: Дар-горский участок, который сейчас насчитывает 50.000 населения, в те времена заселялся исключительно беднотой. Царицынская буржуазия в насмешку начала называть поселок «Вор-горой». Какой-то церковник-ханжа с кулачеством, группировавшемся у церкви, решил увековечить это похабное название за поселком гравировкой на евангелии»³⁹.

В апреле 1937 года газета «Сталинградская правда» писала: «Президиум городского совета принял решение об открытии на Дар-горе большого универсального магазина. Оборудование и открытие его поручено Промторгу. 15 мая магазин должен начать торговлю. Помещаться он будет в здании бывшей церкви, где сейчас находится столовая»⁴⁰.

780432.pngСамо здание храма (конечно, без куполов) и его подсобные строения, судя по воспоминаниям старожилов, на 1942 год ещё сохраняются. Так, Надежда Михайловна Самойленко (1931 г.р.) вспоминала, что до войны в ней были какие-то склады. А Георгий Царёв упоминает в своей статье «Дар-гора сорок второго» в газете «Гражданские ведомости» о страшной бомбёжке Сталинграда: «Туда уже бежал народ в надежде укрыться в церковных подвалах и лабазах на Ардатовской».

На акациях напротив храма 23 декабря 1942 года фашисты повесили наших разведчиков Сашу Филиппова, Марию Ускову и ещё одного парня. Когда на полузамученного Сашу накинули петлю, он сбил с ног одного фашиста, но получил удар прикладом. Как писал его отец А.Т. Филиппов, у храма росли три акации, а возле него в убежищах прятались люди, слышавшие последний крик Саши: «Всё равно наши придут и перебьют вас, как бешеных собак!»⁴¹

В 2017 году сотрудники областного ГИБДД установили на старом месте расположения церкви памятный крест, освящённый иереем Евгением Катаевым в сослужении иереев Игоря Лебедева и Павла Бецкова. Сейчас на другой стороне 2-й Продольной улицы действует приход в честь иконы «Похвала Пресвятой Богородицы».

Сергей ИВАНОВ,
историк-краевед, кандидат философских наук

Публикация журнала «Царицын православный»

Благодарим за помощь
профессора Василия Ивановича Супруна,
специалиста музея-заповедника «Сталинградская битва» Олега Швыдкого

______________

¹ Панин И. И., Пилатов П. Н. Сталинград. – Сталинград: Сталинградское книжное изд-во, 1957. С. 32.

² Биографический справочник царицынских священнослужителей / [Авт. и сост.: А. В. Материкин, Л. А. Материкина]. – Волгоград: Перемена, 2001. С. 7.

³ Руссов Николай, свящ. Благовещенской г. Царицына церкви. Призрение беженцев в г. Царицыне // Саратовские епархиальные ведомости. № 35. 11 декабря 1915 г. С. 1497.

⁴ Атопов В. И., Масляев В. Е., Липявкин А. Ф. Волгоград. – М.: Стройиздат, 1985. С. 24, 27.

⁵ Отвод места под постройку храма // Царицынская мысль. № 95. 20 мая 1910 г. С. 2.

⁶ Хроника // Царицынская мысль. № 177. 13 августа 1911 г. С. 4.

⁷ Шкода Роман. Благовещенская церковь // http://царицын.рф/2020/10/910- blagoveschenskaya-cerkov.html

⁸ Царицынский вестник. № 3446. 18 июня 1910 г. С. 2.

⁹ Крестные ходы // Царицынский вестник. № 3443. 15 июня 1910 г. С. 2.

¹⁰ 3 ½ миллионный заем и пожар в Царицыне // Царицынский вестник. 25 сентября 1910 г. С. 2.

¹¹ Переименование Вор-Горы // Царицынский вестник. № 3550. 10 октября 1910 г. С. 2.

¹² О переименовании Вор-Горы // Царицынский вестник. № 3550. 10 октября 1910 г. С. 2.

¹³ К постройке храма на Вор-Горе // Царицынский вестник. № 3550. 10 октября 1910 г. С. 2.

¹⁴ Крестный ход // Царицынский вестник. № . 20 ноября 1910 г. С. 2.

¹⁵ Новостроющийся Благовещенский храм // Царицынский вестник. №25 ноября 1910 г. С. 2.

¹⁶ Освящение придела // Царицынский вестник. 19 декабря 1910 г. С. 2.

¹⁷ Справочная книга Саратовской епархии. – Саратов: Тип-я Союза Печатного Дела, 1912. С. 428.

¹⁸ ГАВО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 273. Л. 139.

¹⁹ ГАВО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 273. Л. 360 об.

²⁰Царицынский вестник. № 3793. 13 августа 1911 г. С. 2.

²¹ Царицынская мысль. № 216. 1911 г. С. 4.

²² Царицынская мысль. № 120. 2 июня 1912 г. С. 3.

²³ К приезду епископа // Царицынский вестник. № . 7 сентября 1912 г. С. 2.

²⁴ Справочная книга Саратовской епархии… С. 660.

²⁵ Саратовский духовный вестник. № 3. 3 – 10 февраля 1913 г. С. 2.

²⁶ Руссов Николай, свящ. Благовещенской г. Царицына церкви. Призрение беженцев в г. Царицыне // Саратовские епархиальные ведомости. № 35. 11 декабря 1915 г. С. 1497.

²⁷ ГАВО. Ф. Р-83. Оп. 2. Д. 627. Л. 3.

²⁸ Заявление группы Царицынского духовенства и мирян // Борьба (Царицын). 23 мая 1922 г.

²⁹ В детских домах // Борьба (Царицын). № 581. 15 декабря 1921 г. С. 2.

³⁰ ГАВО. Ф. Р-313. Оп. 1. Д. 1870. Л. 25.

³¹ ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 1. Д. 623. Л. 102.

³² ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 1. Д. 623. Л. 61.

³³ ГАВО. Ф. Р-2059. Оп. 2. Д. 746. ЛЛ. 4, 23, 28, 32.

³⁴ Список лиц, лишенных избирательных прав по Сталинграду и поселкам. – Сталинград: Типолит. № 2, [Б. г.]. – 140 с.

³⁶ Лежнина И. И. Биографический очерк священников фамилий от А до Я Саратовской, Самарской, Астраханской епархий ХVIII-ХХ вв. // https://lezhnina.webnode.ru/

³⁷ Иванов С. М., Супрун В. И. Православие на волгоградской земле: епархии и епископы. Ч. 2. – Волгоград: Изд-во ВГИПК РО, 2002. С. 71 – 72.

³⁸ ГАВО. Ф. Р – 71. Оп. 1. Д. 623. Л. 58.

³⁹ Издевательский подарок // Сталинградская правда. № 204. 4 сентября 1936 г. С. 4.

⁴⁰ Магазин на Дар-горе // Сталинградская правда. № 86. 15 апреля 1937 г. С. 4.

⁴¹ Филиппов А. Т. Сын мой Саша// Рассказы сталинградцев. Лит. запись Герасимова Е., Шмерлинга В. – Сталинград: Сталинградское книжное издательство, 1950. С. 176 – 177.

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓