Паломничество накануне гонений

02.11.2021

00643.jpg

Всего пару дней назад – 30 октября – в России вспоминали жертв репрессий, которые начались после октябрьского переворота 1917 года. В числе тех, против кого были направлены репрессивные меры, были верующие люди, пострадали многие из тех, кто был связан с Церковью. В одном из номеров «Пермских епархиальных ведомостей» от 1916 года было опубликовано описание паломнической поездки учащихся Пермского пастырско-миссионерского училища в Верхотурский Николаевский мужской монастырь. Пройдет совсем немного времени, и эти молодые люди, как и их наставники, должны будут сделать главный выбор своей жизни: остаться со Христом или отойти от Него. А пока мало что предвещало грядущие бури, хотя уже шла Первая мировая война, и это сказалось на жизни людей. О чем нам может рассказать, какие любопытные подробности жизни и быта столетней давности откроет эта публикация из дореволюционного журнала?

 

Мы отправились из Перми в 6 часов утра 14 декабря 1915 года с товарно-пассажирским поездом. Благодаря любезности г. Начальника движения нам был предоставлен отопленный вагон IV класса со спальными полками. Этим вагоном мы пользовались до самого Верхотурья и могли себя в нем чувствовать совершенно свободно и удобно. На ст. Гороблагодатская нам предстояла ночевка, так как поезд по Богословской дороге на Верхотурье отправляется в полдень на следующие сутки. Опять вагон оказал нам громадную услугу, так как мы в нем со всеми удобствами могли расположиться на ночлег.

От ст. Гороблагодатская до ст. Верхотурье нам пришлось ехать в качестве груза по накладной, так как тарифа IV класса по Богословской дороге нет, вагон же наш был IV класса, и Управление Богословской дороги распорядилось выдать нам накладную на 17 человек по тарифу IV класса.

Так мы со всеми удобствами доехали до ст. Верхотурье. До города и монастыря оставалось 6 верст.

Достопочтенный Отец Настоятель Верхотурского монастыря Архимандрит Ксенофонт озаботился наиболее удобной доставкой нас от станции до монастыря. Он отправил за нами, кроме семи подвод с кошевами (кошева – сани с высоким задком, обитые рогожами – прим.), особый крытый дилижанс, в котором поместилось 10 человек наших паломников, наиболее холодно одетых. Таким образом, несмотря на довольно сильный мороз, мы доехали до монастыря в тепле. В монастырской гостинице нам отведено было несколько номеров. Приехали в монастырь около 7 часов вечера, и первое посещение было посещение трапезной, где был предложен братский ужин. За ужином следовало вечернее правило в храме и поучение о. Настоятеля. Здесь паломники представились о. Архимандриту и получили у него благословение.

В 3 ½ ч. утра будильник возвещал на всю гостиницу о времени вставать на полунощницу. Бодро встали молодые паломники в непривычный час и, умывшись, отправились в Никольский храм на полунощницу и утреню. Всем хотелось поскорее пойти в новый собор, припасть к мощам Праведника. Отец Архимандрит предложил нам пропеть раннюю обедню в соборе. После утрени мы отправились туда. Какой величественный собор! А вот и мощи Великого Сибирского Угодника… С благоговейным трепетом подходят богомольцы к раке Прав. Симеона под Царскую сень. Подошли и мы и сподобились прикоснуться своими устами к останкам Праведника. В соборе полумрак, и только над ракой теплятся стильные лампады – дар Императорских Величеств. Все стильно, напоминает старину.

Началась ранняя обедня. Наш хор, хоть и слишком малый для столь большого собора, но довольно стройно исполнил песнопения Божественной Литургии и молебна пред мощами Прав. Симеона. Молебен совершал сам о. Архимандрит в сослужении нескольких иеромонахов. Нашим хором управлял диакон о. М. Козьмин.

После молебна певцы приглашены были в настоятельские покои на чай. Радушный о. Архимандрит готовил нам сюрприз – поездку в Скит на Октай. Опять те же подводы и дилижанс по морозцу повезли нас в этот благословенный уголок, окруженный многовековым лесом. Здесь мы все желали повидать о. Макария – скитского молитвенника. Я пять лет назад беседовал с ним, и хотелось опять слышать его беседу. Мы его застали в храме. Простой мужичок, с русским лицом, с глазами, глядящими куда-то вдаль, в простой шубе, с простой, несколько быстрой, речью встретил нас. Мы просили от него слова, и он смиренно, с полной любовию, говорил нам, говорил много: об истинном пастырстве, о серьезности и трудности совершения христианского спасения, об истинных праведниках, ради которых мир стоит, о любви ко всем и о многом другом. Никто из нас не ушел без назидания, и каждый чувствовал, что этот Божий раб знает жизнь человеческой души и, обращаясь ко всем вместе, может преподавать назидание каждому в отдельности, подмечая личные душевные недуги каждого. Говорит не от себя, а от Святого Писания, часто приводя священные тексты. И откуда он знает Писание, не учившись?

В скиту нас угостили чаем со скитским виноградом (так называют скитники клюкву), собранным самим о. Макарием.

В монастырь возвратились к вечерне, прослушав которую, отправились на спевку монастырского хора, чтобы принять участие в пении на предстоящий праздник (18 декабря).

Хор большой и мощный, с детскими голосами, к сожалению, направления держится не вполне церковного. О. Настоятель предложил нашим паломникам на празднике занять левый клирос, а для песнопений, положенных к песнопению обоими ликами, сходить на середину храма.

На следующий день наш хор пел позднюю обедню и акафист Св. Николаю. После трапезы неизменно любезный о. Ксенофонт показал нам монастырскую ризницу и великолепную утварь, затем сводил нас в летний Преображенский храм, в чудный Царский дворец и в монастырскую фотографию, где все паломники снялись группой во главе с о. Архимандритом.

В этот же день мы обошли и осмотрели городские Верхотурские храмы. К сожалению, сильный мороз помешал нам отправиться за реку для обозрения древнейшего деревянного Одигитриевского храма времен Ермака.

В 6 часов вечера монастырский колокол мощно призывал всех ко всенощной на праздник св. Прав. Симеона. Всенощное бдение при мощах Праведника, совершенное сонмом духовенства, в великолепном соборе, доставило нам великое утешение. И наша братия потрудилась, кто как мог: диакон о. И. Зебзеев канонаршил, воспитанник Н. Крылов сказал поучение после первой кафизмы на текст «Праведник во веки жив будет», остальные все пели на левом клиросе.

Бдение окончилось после 11 часов.

На следующий день некоторым из наших паломников нужно было отправиться домой по служебным обязанностям или из-за дальности расстояния. Они отстояли Божественную Литургию, причастились Св. Таин и, напутствуемые благословением радушного о. Настоятеля, отправились на станцию в количестве семи человек.

Мы, оставшиеся, получили возможность послушать воскресное бдение, 20-го числа отслужить панихиду по приснопамятном батюшке о. Иоанне и за Божественной Литургией причаститься Св. Таин.

В этот же день я распустил питомцев по домам, так как им нужно было разъехаться в разные стороны, сам остался в монастыре на предпразднственные дни.

 

Отец Ксенофонт не только озаботился доставкой нам подвод, теплой одежды для неимущих таковой, но и снабдил отъезжающих деньгами для проезда по III классу и белым хлебом к чаю, благословив каждого образком Прав. Симеона.

Таким образом, наше паломничество не было омрачено теми неудобствами, какие обычно приходится испытывать в дороге, и материальная скудость паломников, благодаря помощи Совета и о. Настоятеля была пополнена настолько, что не пришлось испытать ни в чем недостатка.

Питомцы, видя расположение к себе о. Архимандрита и братии, старались, чем могли, отблагодарить за радушие: ежедневно произносили свои поучения, со всем усердием посещали длинные службы и несли клиросное послушание. И верим, что у всех надолго останется в памяти это наше паломничество, в сердцах сохранится благодарное чувство к братии и ласково-радушному о. Ксенофонту. А молитвы Праведного Симеона да укрепят наших молодых паломников в совершении трудного дела – приготовления к пастырству.

Инспектор Училища Иеромонах Марк (Бакалдин)
(Пермские Епархиальные Ведомости. 1916. №13-14 неофициальный отдел. С.329-332)

Материал, опубликованный сайтом Пермской митрополии,
предоставлен краеведом Татьяной Морозовой

На архивном фото сидят в первом ряду, слева направо: второй – диакон Симеон Савкин, третий – инспектор Училища иеромонах Марк (Бакалдин), четвертый – настоятель Верхотурского монастыря архимандрит Ксенофонт (Медведев), шестой – диакон Михаил Трубин (к слову, будущий обновленческий «митрополит»).

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓