Александр Невский в русской литературе и культуре

24.06.2021

99452435.jpg

В русской литературе часто встречаются художественные тексты, рассказывающие о православных святых. У их истоков лежит богатейшая житийная литература, повествующая о жизни святых, их духовных подвигах и чудесах, ими совершенных. После составления «Четьих миней» митрополита Макария и – особенно – святителя Димитрия Ростовского жития стали более доступными для читателей. Со становлением русской историографии и художественной литературы православные святые становятся героями сочинений историков и писателей. Одним из любимых героев создателей как литературных, так и, художественных, кинематографических и иных произведений стал благоверный князь Александр Невский, 800-летие которого мы отмечаем в нынешнем году.

 

Автор первого капитального труда по русской истории «Истории Российской» Василий Никитич Татищев (1686–1750) упоминает о святой Ольге, которая «первым делом Софийскую церковь деревянную построила и многих крестила», о святом Владимире, об основателях Киево-Печерской Лавры преподобных Антонии и Феодосии, о Несторе Летописце, который «не только в русских, но во всех славянских народах между оставшимися у нас историями первейшим или старейшим почитаться должен», и о других святых Руси.

Посмертной публикации «Истории Российской» В.Н. Татищева содействовал состоявший на российской службе историк Август Людвиг Шлецер (1735–1809). В своем историческом труде «Нестор» он также сообщает о Крестителе Руси благоверном князе Владимире и других святых.

Подробно говорится о подвигах русских святых в «Истории государства Российского» Николая Михайловича Карамзина (1766–1826), «Истории России с древнейших времен» Сергея Михайловича Соловьева (1820–1879) и сочинениях других русских историков.

Появляются и художественные тексты, воспевающие подвиги святых Русской земли. Одним из первых таких произведений была пьеса «Владимир» архиепископа Феофана Прокоповича (1681– 1736). О святом благоверном великом князе Владимире писали также свои трагедии Яков Борисович Княжнин (1740–1791) и Федор Петрович Ключарев (1751–1822).

В своей поэме «Владимир возрожденный» (1785) Михаил Матвеевич Херасков (1733–1807) писал:

Уже российская везде гремела слава,
Во трепете от ней восточная держава;
Владимир при Днепре сарматов усмирил,
Кругом дунайских вод народы покорил;
Сверкает молния его кругом Босфора,
Страшится древний Тавр Владимирова взора;
Летает громкая на Западе молва,
Как ветр парение, как гром ее слова.

Задумал написать трагедию о князе Владимире Александр Сергеевич Грибоедов (1795–1829), но его ранняя смерть не позволила воплотиться этому замыслу.

Александр Сергеевич Пушкин (1799–1837) в поэме «Руслан и Людмила» (1820) восемь раз упоминает о князе Владимире, дважды сопровождая его имя известным фольклорным эпитетом:

В толпе могучих сыновей,
С друзьями, в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал.
Влача в душе печали бремя,
Владимир-солнышко в то время
В высоком тереме своем
Сидел, томясь привычной думой.

Создавались также многие художественные произведения о других русских святых. Пожалуй, одним из любимых героев русской литературы был святой благоверный князь Александр Невский.

Почитание князя Александра как святого началось сразу же после его кончины, была составлена довольно подробная «Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра Ярославича Невского». Первоначальная версия была создана между 1263 и 1280 годами монахом (или монахами) Рождественского монастыря Владимира, в котором князь был погребен под сводами белокаменного собора.

Этот текст состоял из монашеского предисловия и десятка отдельных эпизодов из жизни князя, в которых описывались свидетельства «самовидцев». В конце жития был включен плач по умершему, в нем также описывалось посмертное чудо с духовной грамотой. Когда митрополит и митрополичий эконом Севастьян подошли к гробнице, чтобы вложить в руку усопшего духовную грамоту, рука святого князя согнулась, затем распростерлась и взяла грамоту. В житии было записано: «Кто не удивится о сем, яко телу бездушну сущю и привезену от дальних мест в зимнее время! Так Бог прослави угодника своего». Этот эпизод был свидетельством святости князя, а весь текст жития говорил о нравственной чистоте и высоте духовного подвига Александра.

В XIV–XV веках «Житие» было известно во многих русских городах, в том числе в Москве, Новгороде, Пскове. Уже с XIV века к Александру обращались накануне сражений с врагом как к святому покровителю русского воинства.

Известно чудо явления святого Александра Невского пономарю Владимирской церкви Рождества Пресвятой Богородицы в ночь на 8 сентября 1380 года, то есть в канун Куликовской битвы, когда благоверный князь Александр Ярославич в видении восстал из гроба и выступил «на помощь правнуку своему, великому князю Дмитрию, одолеваему сущу от иноплеменников».

После Куликовской битвы, в 1381 году, состоялось первое открытие и освидетельствование мощей святого князя. После 117-летнего пребывания в земле святые мощи были обретены нетленными. Митрополит Московский Киприан повелел с тех пор называть Александра Невского «блаженным». Было проведено монастырское церковное празднование, написаны канон и первые иконы с изображением святого Александра в облачении монаха, поскольку перед кончиной он был пострижен в иноки с именем Алексий.

В XV–XVI веках житие неоднократно перерабатывалось. Различные версии жития дошли в составе летописных сводов и собраний житий святых.

Рост почитания Александра Невского наблюдается в первой половине XV века в Новгороде. В первой половине XVI века известный церковный писатель Пахомий Логофет Серб составил канон Александру Невскому, а на Соборе 1547 года Русская Православная Церковь причислила князя к лику общерусских святых как нового чудотворца. К этому событию по приказу митрополита Макария для составляемых «Великих миней Четьих» было написано и первое каноническое житие святого князя Александра Невского на основе предшествующих текстов.

В 1552 году в присутствии Ивана IV Грозного, шедшего походом на Казанское царство и остановившегося во Владимире, во время молебна у раки святого Александра Невского приближенный царя Аркадий получил исцеление рук. Впоследствии он написал еще одно житие святого.

Со временем по всей Руси стали строиться храмы и закладываться монастыри во имя святого благоверного князя Александра. В 1710 году царь Петр I приказал воздвигнуть на месте победы новгородской дружины над отрядом шведов в 1240 году монастырь во имя Александра Невского. 30 августа 1724 года произошло торжественное перенесение мощей Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург. Петр лично внес мощи святого князя, прибывшие по воде из Владимира, в построенную на территории Александро-Невской обители церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. С этого момента князь был признан небесным покровителем империи и ее новой столицы.

После перенесения мощей Петр I велел «по новой службе, вместо прежде бывшей этому святому ноября 23-го числа службе, отныне праздновать 30 августа». Дата подписания мирного договора со шведами в Ништадте в 1721 году (30 августа) получила символическое освящение. Тем самым Петр хотел связать воедино память о своей победе над шведами с памятью о триумфе Александра в Невской битве. В 1724 году первый русский император приказал, чтобы впредь святого больше не изображали как схимника и монаха, а только «в ризах великого князя».

Сподвижник Петра I архиепископ Феофан (в миру Елисей или Елеазар Прокопович), в то время архиепископ Псковско-Великолукский и Нарвский, а позже первенствующий член Синода Православной Российской Церкви, в 1718 году произнес Слово в день святого благоверного князя Александра Невского в Александро-Невском монастыре в Санкт-Петербурге. В 1720 году оно было опубликовано отдельной книжкой. Это было первое литературно-публицистическое произведение о святом Александре.

Первую светскую биографию князя под названием «Жизнь святого Александра Невского» в 1732 году написал историк Федор Иванович Миллер (1705–1783; настоящее имя по-немецки Gerhard Friedrich Müller) – российский историограф немецкого происхождения, академик Петербургской академии наук (1725), профессор (1730). Книга вышла в Петербурге на немецком языке. В этом своем труде историк, в первую очередь, опирался на «Степенную книгу», памятник русской исторической литературы XVII века; он также впервые использовал ливонские и шведские хроники, сборники папских документов.

В конце XVIII века, а окончательно уже в XIX веке, под влиянием трудов светских историков личность князя Александра приобретает черты национального героя. В возвышенном тоне писал о благоверном князе Н.М. Карамзин, положительный образ Александра Невского представлен в «Истории» С.М. Соловьева.

И даже суровый Николай Иванович Костомаров (1817–1885), оценки деятельности русских политических деятелей которого часто носили весьма скептический и даже язвительный характер, для Александра Невского сделал исключение и написал о нем, как отмечали критики, в почти карамзинском духе. Свой грандиозный труд «Русская история в жизнеописаниях ее главных деятелей» он открывает очерком «Князь Александр Ярославич Невский» (1873). Написан очерк живо, с интересными биографическими подробностями, это произведение можно считать не просто научно-историческим, а вполне художественным.

Православный духовный писатель и историк церкви Андрей Николаевич Муравьев (1806– 1874) подготовил грандиозный труд «Жития святых Российской Церкви, также иверских и славянских» (1859), в котором содержится житие святого благоверного князя Александра Невского. Он начинает это житие словами: «Как видимое солнце для телесных очей, так и жития святых – свет и просвещение для душевных чувств».

Русский военный историк и писатель генерал-лейтенант Александр Фомич Петрушевский, член Петербургского комитета грамотности, в 1867 году издал труд «Сказание об Александре Невском», который пользовался большой популярностью. Недавно переиздана его книга «История Руси. Рассказы про старое время. От начала Русской земли до Петра Великого» (М.: АСТ, 1997. 432 с.), в которой также рассказывается об Александре Невском.

Об Александре Невском писал Евгений Евсигнеевич Голубинский, историк, ординарный академик Императорской академии наук по отделению русского языка и словесности (1903), автор ряда фундаментальных исследований по Русской Православной Церкви. За «Историю Русской Церкви» (1880–1881) Голубинский был удостоен второй полной Уваровской премии.

О семье благоверного князя подготовил свое исследование известный российский генеалог Николай Александрович фон Баумгартен. Он занимался генеалогией Рюриковичей – как разных ветвей дома, так и отдельных представителей. В частности, в 1908 году он написал исследование о матери Александра Невского, княжне Ростиславе-Феодосии, дочери знаменитого князя Мстислава Романовича Удатного (Удалого), погибшего в злополучной битве на Калке 1223 года. Это было одно из первых научных генеалогических исследований биографии святого.

Поэт Лев Александрович Мей (1822-1862) в 1861 году написал поэму «Александр Невский», в которой повествует о подвигах великого князя и о Божией помощи ему:

Словно два серафима спустилися с ясного неба...
И признал в них Пелгусий святого Бориса и Глеба.
Говорят меж собою:
«На эту на ночь Александру, любезному брату, нам надо помочь!»

Последние минуты жизненного пути Александра Невского описывает поэт Аполлон Николаевич Майков (1821–1897) в стихотворении «В Городце в 1263 году» (1875):

Словно как свет над его просиял головой
Чудной лицо озарилось красой,
Тихо игумен к нему подошел и дрожащей рукой
Сердце ощупал его и чело –
И, зарыдав, возгласил:
«Наше солнце зашло!»

В первые годы советской власти интерес к личности Александра Невского, как и к остальным дореволюционным деятелям, угас. 12 мая 1922 года власти осквернили мощи святого в Александро-Невской Лавре, вскрыв раку и забрав ее в музей. Мощи некоторое время оставались в Лавре, а потом попали в Государственный музей истории религии и атеизма, который устроили в Казанском соборе города на Неве. Только в 1989 году святые останки благоверного князя были возвращены в лаврский Троицкий собор.

В конце 30-х годов ХХ века в СССР наметился серьезный разворот в политике, когда стали учитываться не только пролетарский интернационализм и надежды на мировую революцию, но и национальные и патриотические элементы отечественной истории. Александр Невский стал одной из тех выдающихся исторических личностей, которые должны были увековечить героическое прошлое страны, борьбу против захватчиков и тем самым вдохновлять советскую молодежь на новые подвиги.

В марте-апреле 1937 года в «Историческом журнале» (№3–4) была опубликована статья профессора Всесоюзного коммунистического университета имени газеты «Правда» Антона Ивановича Козаченко (1900–1962) «Замечательный исторический урок (“Ледовое побоище” и Невская битва)», посвященная русскому князю и его подвигам. Статья начиналась словами, показывающими причины столь резкого разворота в политике партии: «Германские фашисты мечтают о захватах на востоке Европы. Взоры захватчиков, прежде всего, обращены на Прибалтику и Советскую Украину. Фашистские “историки” Германии сочиняют нелепые “теории” об “исторических правах” Германии на Прибалтику вплоть до... Новгорода!»

На этот политический поворот сразу же откликнулись деятели литературы и искусства, которые давно мечтали о прославлении отечественных героев. Тогда же власть обратилась к личности Александра Сергеевича Пушкина, широко отметив 100-летие со дня его гибели. В «Историческом журнале» было опубликовано несколько статей о великом русском поэте.

В 1937 году по повести Аркадия Петровича Гайдара (Голикова, 1904–1941) «Р.В.С.» (1925, исправленная редакция – 1934) был снят фильм «Дума про казака Голоту», песню для которого написали композиторы Даниил и Дмитрий Покрассы на слова Василия Ивановича Лебедева-Кумача (1898–1949). Позже композиторы переработали песню для исполнения ее на эстраде, и она получила название «Не скосить нас саблей острой». В конце припева звучали слова: «Мы врага встречаем просто: били, бьем и будем бить!»

В мае 1937 года Сергей Михайлович Эйзенштейн получил предложение от руководства «Мосфильма» о работе над картиной на историческую тему. Фильм «Александр Невский» вышел на экраны 1 декабря 1938 года и был принят советской публикой с восторгом. Положительно к нему отнеслось и руководство страны. Режиссер был награжден орденом Ленина, получил Сталинскую премию и звание доктора искусствоведения. После подписания пакта Молотова – Риббентропа фильм был изъят из проката, хотя в провинции еще некоторое время он шел в кинотеатрах.

Двадцатитрехлетний поэт Константин (Кирилл) Михайлович Симонов (1915–1979) в 1938 году написал поэму «Ледовое побоище», эпиграфом к которой выбирает слова летописи: «… послаши Новгородцы Спиридона Владыку по Князя Александра Ярославлича».

Князь Александр расположился
В той горнице, где комтур жил.
Как видно, комтур тут обжился –
Валялась плеть из бычьих жил,

В печи поленья дотлевали,
Забытый пес дремал в тепле
И недопитые стояли
Два фряжских кубка на столе.

Сам комтур словно канул в воду,
Метель закрыла все пути.
В такую чертову погоду
Ему далеко не уйти <…>.

Под топорами боевыми
Все остальные полегли.
Всего троих сгребли живыми
И к Александру привели.

22 апреля 1941 года известный автор исторических произведений Василий Григорьевич Ян (1875–1954; настоящая фамилия – Янчевецкий) был приглашен в Московский горком ВКП(б) на беседу с Александром Сергеевичем Щербаковым (1901– 1945) по поводу будущей повести, условно названной «Александр Невский и Золотая Орда». Если Чингисхан и Бату-хан в предшествовавших произведениях В.Г. Яна олицетворяли разрушение, то Александр Невский должен был стать им полярной противоположностью, демонстрировать созидание, проявляемое и в ратных делах, и в управлении государством. Книга вышла уже после войны, в 1952 году, под названием «Юность полководца».

Обращение к русским патриотическим, в том числе православным церковным традициям, играло чрезвычайно важную роль в годы Великой Отечественной войны. В советских вооруженных силах были учреждены ордена в честь знаменитых русских полководцев.

С началом Великой Отечественной войны на экраны вернулся фильм «Александр Невский».

В первые месяцы войны на студии «Союзмульфильм» режиссер Дмитрий Наумович Бабиченко (Фарфурник, 1901–1991) создает агитационный мультфильм «Били! Бьем! Будем бить!»: название было взято из песни братьев Покрасс и Лебедева-Кумача. В начале фильма немецких рыцарей сражает русский витязь, в котором угадываются черты Александра Невского.

Был создан целый ряд плакатов со словами из песни. На одном из них изображен великий князь Александр Невский и рядом стоит надпись: «1242. Александр Невский бил псов-рыцарей Ливонского ордена».

Несмотря на суровые дни войны, в апреле 1942 года в СССР прошло всенародное празднование 700-летия Ледового побоища. К этому событию Павлом Дмитриевичем Кориным (1892–1967) был написан триптих «Александр Невский».

Чуть позже Владимир Александрович Серов (Раппопорт, 1910–1968) написал свое полотно «Въезд Александра Невского в Псков после Ледового побоища» (1945). На этой картине Александр Невский и его дружина для автора и зрителей ассоциировались с победоносной советской армией и ее маршалами.

В это время в советской прессе было опубликовано значительное количество материалов, посвященных событиям 1242 года, целью которых были подъем и поддержание патриотического настроения в рядах красноармейцев и мирного населения. В честь семисотлетия Ледового побоища было выпущено несколько плакатов со словами И.С. Сталина: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

В послевоенное время к жизни и подвигам благоверного князя обращались многие советские, а в наши дни обращаются и российские писатели. Упомяну только о двух из них. В 1988 году Василий Иванович Белов (1932– 2012) написал пьесу «Александр Невский», которая была поставлена в Академическом театре драмы имени А.С. Пушкина в Санкт-Петербурге. Писатель говорил: «Пьесой я хотел привлечь внимание нынешней молодежи не только к фигуре Александра Невского, но прежде всего – к истории Отечества». В декабре 2003 года за эту пьесу Белову был вручен почетный диплом лауреата Всероссийского конкурса драматургов «Дом, честь, достоинство».

В 1997 году в первом номере журнала «Воин России» был опубликован исторический роман «Князь Ярослав и его сыновья» Бориса Львовича Васильева (1924–2013). Уже в XXI веке он несколько раз переиздавался в различных издательствах под названием «Александр Невский», продолжая серию исторических романов автора («Вещий Олег», «Ольга, королева русов», «Князь Святослав», «Владимир Красное Солнышко» и др.).

Думается, что будет создано еще немало художественных произведений, посвященных святому благоверному великому князю Александру Ярославичу Невскому.

Василий Иванович Супрун,
доктор филологических наук, профессор ВГСПУ

Публикация журнала «Царицын православный»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓