Как, потеряв всё, не потерять веру в Бога

16.05.2019

318-1024x683.jpg

Илья Иванович Барсуков этим летом отметит свое 90-летие. Сын названного «кулаком» регента церковного хора, механизатор с 42-летним стажем работы, а сегодня еще и пенсионер, работающий в своем огороде, пчеловод, хозяин небольшого курятника, собаки и двух котов рассказал о жизни своей семьи и о судьбе единственного на территории Городокского района (Витебская область Белоруссии) храма, уцелевшего в годы советской власти.

 

Илья Иванович гостеприимно угощает нас чаем с домашним медом. Рядом, не менее гостеприимно, мурлычут и трутся об ноги не избалованные вниманием гостей коты.

351-1024x683.jpg

– Я родился на Илью Пророка, – говорит Илья Иванович, – в семье было восемь детей, но только четверо из них дожили до своего совершеннолетия.

В 1933 году семью нашего героя раскулачили. У работящих жителей хутора отняли большой дом, два амбара, два сарая, телеги, сани, хороший сад и 40 соток плодородной земли. Иван Васильевич Барсуков, глава семейства, был сослан на Соловки. Но не только лишь «сытая жизнь» стала причиной ареста: Иван Васильевич долгое время являлся регентом храма Вознесения Господня в деревне Хвошно. Так в обвинительном приговоре и написали – «агитатор против советской власти группы из восьми человек, а сам девятый».

Иван Васильевич остался верен Богу и своим религиозным убеждениям, поэтому в Соловецкой тюрьме он разделил горькую участь большинства репрессированных православных христиан. В годы своего узничества Иван Барсуков через некоторое время был увезен мурманскими моряками в море для управления работой нескольких маяков. Каждый день, сражаясь с ледяными волнами Северного моря, он преодолевал серьезные расстояния между маяками, чтобы озарить холодные воды спасительным для кораблей светом. Такая работа не могла не отразиться на здоровье соловецкого узника. Иван Барсуков заработал плеврит – тяжелое заболевание легких. Едва живой, через три года после ареста он вернулся в свой полуразрушенный дом, где его ждали жена и дети.

344-1024x683.jpg

А последним жилось все это время ненамного лучше. Семья врага народа была изгоем на своей малой родине. Мама нашего героя, Евфросиния Романовна, просила хлеба в родной деревне, чтобы хоть как-то прокормить голодных детей. Две ее дочери, Анна и Нина, кормились у родственников.

На работу в образованный колхоз маму не брали. Более того, ей запрещали сажать собственный огород. Два случая из своего детства Илья Иванович во всех красках помнит по сей день.

На небольшом участке земли возле самого сарая Евфросиния Романовна посадила огурцы. Когда появились завязи, дотошные соседи рассказали о таком грубом нарушении председателю колхоза. Через некоторое время приехал бригадир и перепахал маленькую грядку так, что от нее ничего не осталось.

Другой случай был не менее запоминающимся. В своем саду, который при раскулачивании у семьи отобрал колхоз, мама Ильи Ивановича собрала немного упавших яблок. Добытый урожай женщина решила запечь в чугунке. Когда обед уже почти был готов, в дом ворвался бригадир. Он вытянул чугунок с яблоками из печи и на глазах у голодных детей вывернул еду на пол.

Однако совсем скоро голод настиг и самих начальников колхоза. Как правило, «кулаками» называли людей работящих, которые свое состояние нажили непосильным трудом. А бедность порой свидетельствовала о лени и неумении работать. Когда же такие не умеющие работать люди вошли колхоз, они в итоге привели хозяйство в полное запустение. Это и спасло семью Барсуковых от голодной смерти – отца Ильи Ивановича после тяжелой реабилитации наконец-то приняли в колхоз.

В 1940 году семья переехала в деревню Ситино. Там их застала Великая Отечественная война. Главе семейства не было суждено пережить ее: тяжелый плеврит, особенно обострившийся в военное время, забрал жизнь Ивана Васильевича всего за три месяца до Великой Победы.

Потеряв отца, Илья Иванович в послевоенные годы брался за любую работу. Несовершеннолетний парень вместе со своими друзьями копал лопатой землю под посадку ячменя. Тогда у него появилась первая взрослая мечта — научиться обрабатывать землю трактором. Это желание и предопределило дальнейшую жизнь нашего героя.

В шестнадцать лет он поступил в Езерищенский лесхоз МТС, где получил специальность механизатора. Всю свою дальнейшую жизнь Илья Иванович проработал в поле. За 42 года трудового стажа получил множество грамот и благодарностей.

53-1024x683.jpg

Создав собственную семью, наш герой обосновался в деревне Хвошно, где и живет по сегодняшний день. Теперь пенсионер хозяйничает один – супруга умерла уже семь лет назад, а три дочери давно перебрались в Санкт-Петербург. Однако Илья Иванович не чувствует себя одиноким: дети и внуки приезжают летом в гости, чтобы помочь ему управиться по хозяйству.

Несмотря на то, что отец Ильи Ивановича был осужден за веру в Бога, дети и внуки нашего героя по сей день являются людьми глубоко верующими, чтущими своих родителей и с особым уважением относящимися к земле. Они привозят престарелому отцу иконы, святую воду и освященное масло из паломнических поездок, а также непрестанно молятся о его здоровье, и об упокоении своих родственников, так много пострадавших за православную веру.

Особой болью в сердце Ильи Ивановича отражается история разрушения и осквернения некогда известного на всю округу храма, в котором он сам, будучи ребенком, принял Святое Крещение.

____

Каменный храм Вознесения Господня в деревне Хвошно был построен в 1807 году. Приход насчитывал 5915 человек из 96 деревень в Вышедской, Горковской, Дубокрайской, Руднянской и Старинской волостей. После окончания Витебской духовной семинарии в 1891-1895 гг. здесь служил псаломщиком член российского Святейшего синода (октябрь 1915 – апрель 1917 г.), будущий протопресвитер русской армии Георгий Шавельский.

____

В годы советской власти храм пытались разрушить, но стереть его с лица земли не удалось – ушли в небытие лишь небольшая часовня и источник, находившиеся возле деревенских амбаров. Место их нахождения советские власти засыпали мусором.

18-1024x683.jpg

Осквернить и уничтожить Вознесенский храм им так быстро не удалось. По воспоминаниям Ильи Ивановича, когда с церкви стали снимать крест, два человека разбились, сорвавшись с купола. А вот третий атеист, которому все же удалось сбросить на землю символ христианской победы, был в скором времени парализован.

В уже бывшем храме было организовано зернохранилище.

Во время войны притвор церкви был полностью разрушен. Сам храм достаточно сильно пострадал от разрывов снарядов. В нем был установлен пулемет, которым обстреливалась территория, обозреваемая с холма. Кроме того, полицаи сажали в полуразрушенную церковь мужиков до проведения расследования.

После войны люди стали разбирать стены храма и из добротного кирпича строить себе печи. Господь вразумлял их частыми авариями и поломками автомобилей, на которых по кирпичику вывозили стены некогда славного храма Вознесения Господня. Илья Иванович из-за страха совершить богохульство не взял себе ни одного кирпичика, и Господь не оставил его в тяжелое безбожное время.

Супруга нашего героя трудилась на почте, а сам Илья Иванович всю жизнь так и проработал механизатором. «Нельзя человеку жить без земли – она нас кормит, а мы должны ее бережно возделывать», – таков девиз семьи Барсуковых.


Свое долголетие Илья Иванович скромно связывает с пчеловодством. Но потом все-таки добавляет: «Меня Господь берег. Еще войну мог не пережить. Когда началась бомбежка, упал лицом на Псалтирь и чудом остался жив».

Чудо или случайность? Но одно можно сказать точно: Господь не оставляет в беде тех, кто, будучи верным в малом, несомненно, будет верен и во многом.

 

Кристина ДОГОДЬКА

Фото иерея Владимира ДОГОДЬКИ

Публикация сайта Витебской епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓