При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Ключ к христианской проповеди среди неоязычников

26.11.2018

54324345.jpg

Кто бы мог подумать, что наше время, которое принято считать эпохой рационализма и научного мировоззрения, станет временем расцвета языческих культов – от «родноверия» до самых экзотических видов импортного многобожия… Что нужно сделать, чтобы христианская проповедь была услышана современными неоязычниками? Чем поможет пример апостола Павла в разговоре с представителями нынешних языческих культов? Как услышать то, что находится в душе человека за маской язычества?

 

От знакомых, из СМИ, а еще больше из соцсетей мы узнаем много разных историй о неоязычестве. Вот у женщины сын неожиданно бросил Церковь и стал ходить на сходки у костра. Или мать продала квартиру, чтобы жить на поляне в единении с природой. Однако эти отрывочные сведения не позволяют здраво оценить это явление. Неоязычество воспринимается как феномен однозначно негативный – «с этими неоязычниками надо бороться», но суть его для нас все равно остается темным лесом.

Итак, неоязычество в современном обществе представляет собой комплекс религиозных, культурных, иногда общественно-политических характеристик. Цели его приверженцев разные, от фольклорных до экстремистских. В России, по данным на апрель 2018 года, зарегистрировано семнадцать языческих организаций. На самом деле их намного больше. И конечно, их регистрация в государственных органах зависит от собственной программы. Ее нелегко понять, если общество закрыто.

 

Как освещается неоязычество в СМИ

Информационный портал «Life.ru» в сентябре 2016 года сообщил об аресте членов клуба единоборств «Сварог» в Москве. Спортзал клуба был украшен символикой правых радикалов – крайних националистов, а также свастикой и нацистскими лозунгами. Внутри сотрудники ОМОНа обнаружили около 80 боевых патронов. В клубе желающие занимались различными видами борьбы, отрабатывали приемы с холодным оружием. Общие выезды на природу на праздники Перуна, Сварога и других славянских богов объединяли членов клуба и пропитывали идеологией.

Одна из крупнейших языческих организаций называется «Круг языческой традиции». Цели язычников, согласно их документам, – возрождение «исконной религии», мироотношения, традиций и природного образа жизни. А принятое в 2002 году «Битцевское обращение» объявляет об отвержении «родноверами» идеологий нацизма и национал-шовинизма, провозглашает веротерпимость своей идеологии и уважение ко всем народам.

Случай, связанный с родновером, произошел в 2014 году. 24-летний Степан Комаров ворвался с ружьем в собор Южно-Сахалинска. В результате начатой им стрельбы погибла монахиня Людмила (Пряшникова) и прихожанин собора, шестеро были ранены. Портал «Русская народная линия» опубликовал тогда комментарий протоиерея Дмитрия Василенкова. Отметив, что стрелок был неоязычником-родновером, отец Дмитрий рассказал о пропаганде, призывам к насилию среди неоязычников-родноверов. Корни неоязычества, по его мнению, находятся в борьбе, которая ведется против Православной Руси. Враги хотят таким образом разобщить православный русский народ, чтобы уничтожить его по частям. Правда, не очень понятно, кто эти враги. В свою очередь «Интерфакс» сделал акцент на том, что Степан в своих показаниях заявил, что ненавидит конкретно Русскую Православную Церковь.

Я думаю, что не неоязычество определяет и формирует человека, и этим объясняется такой широкий спектр форм организации неоязычников. Конкретные проблемы и неудовлетворенность управляют человеком, в результате он начинает искать единомышленников и собирает их вокруг себя. Затем этот кружок обвешивается символикой и лозунгами, облекает свою идеологию в определенные формы.

Можно создать кружок, который будет заниматься чтением книг по истории славян и шить древнеславянскую одежду. И если один из них возьмет автомат и пойдет стрелять православных, пожалуй, стоит задуматься: с одной стороны, его могли научить этому в кружке, куда он ходит, с другой стороны, он мог увлечься славянскими традициями из-за недовольства современностью, а в один миг взбеситься и начать убивать. В любом случае, СМИ не дают понять, что двигает неоязычниками, сразу обобщая все на уровне мировоззрения.

 

Как появилось неоязычество в СССР,
и сколько его видов сейчас

Начало современному неоязычеству было дано в 70-х годах XX века. В этот период идеология коммунизма ослабла и перестала отвечать запросам общества. Русская Православная Церковь, которая к тому времени уже полвека претерпевала то обострявшиеся, то несколько утихавшие гонения со стороны советской власти, была слишком слаба, чтобы открыто предложить обществу христианскую идею вместо коммунистической, и некоторые люди начали поиск «новых идей».

Поиски стали вести в дохристианском прошлом Руси. О.И. Кавыкин, этнолог и антрополог, отмечает три этапа формирования неоязычества. В 70-х годах интеллигенция начала «реконструировать» языческое мировоззрение, адаптировать его к реалиям того общества. Лидеры интеллигенции открывали для себя философию и магию славянского язычества.

Второй этап начинается в середине 80-х годов. Новый виток связан с открытостью, гласностью, свободой мнения в СССР. Интеллигенция обращается к восточным культурам. Она интересуется арийскими традициями, которые, как принято было считать, сохранились в индуизме, а также в скандинавской, иранской, кельтской культурах. Заявлялось, что в Европе арийская традиция сохранилась хуже, поскольку ее сильно исказило христианство. Побочным явлением второго этапа развития стал рост нацизма среди неоязычников. Увлечение арийской традицией вело к осознанию «избранности», особенности, а презрение неоязычников к христианству ставило в их глазах верующих во Христа «на ступень ниже». Эти причины побудили неоязычников заняться политикой и открыто пропагандировать свои радикальные взгляды.

Но появление радикалов в неоязычестве принесло и добрый плод – благодаря этому стало реально разделить неоязычников на ряд течений.

Неоязыческие военно-исторические клубы. Их члены занимаются древнеславянской реконструкцией, изучением быта. Они восстанавливают вооружение и обмундирование славян, создают предметы быта, одежду. Участники проводят «реконструкции» боев, повседневной жизни, славянских праздников. Мировоззрением они занимаются в случаях, когда оно привязано к реконструкции.

Спортивные клубы. Они стремятся «восстановить» религию и мировоззрение славян, а затем наложить их на современные реалии. Спортсмены синтезировали боевые искусства с неоязыческими идеями, а также некими историческими сведениями и создали славянские боевые искусства – ратоборства. Школы ратоборства, где обучали не только борьбе, но и давали комплекс языческих идей, распространялись по всей России. Они вдохновляли кого-то своим патриотизмом, при этом проповедовали культ Перуна – воина. Пропагандируемой мужественностью ратоборство привлекло в это неоязыческое течение неофашистов и радикалов. Радикальная организация не мыслится без лидера и структуры, поэтому радикальные идеологические общества имеют жесткую централизованную организацию, отличаясь этим от спортивных клубов. Хотя они вышли из одного источника, радикалы и спортсмены практически не общаются, поскольку опираются на разные ценности. Итак, существуют спортивные клубы, члены которых осваивают ратоборства – славянскую систему борьбы. Существуют и точно такие же клубы, в которых складывается иерархия взаимоотношений и формируется националистическая программа взаимодействия с окружающим миром.

Третий этап начался в середине 90-х годов. В это время интеллигенция увлекается неоязычеством. Создаются маленькие, слабо организованные общинки. Они занимаются «духовными поисками», стремятся обрести себя. Разрабатывается новое мировоззрение – более мистическое, отличающееся от «славянского». И если на первом этапе сначала формировалась община, из которой выходил духовный лидер, то теперь лидер сам провозглашал себя таковым, а потом к нему собирались последователи.

В современной России существуют четыре вида неоязыческих организаций. Военно-исторические клубы восстанавливают этнографический материал славян. Спортивно-исторические клубы занимаются «славянскими видами борьбы» – ратоборствами. Спортивно-радикальные клубы вводят, кроме ратоборств, идейную программу и становятся радикальными движениями. Языческие общины не столько восстанавливают, сколько сами формируют новую систему мировоззрения, используя при этом древнеславянскую символику.

 

Как проповедовать среди неоязычников

Будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для иудеев я был как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его (1Кор. 9. 19-23).

Так апостол Павел воспринимал свое миссионерское служение: чтобы привести в Церковь определенный род людей, он становился их частью. Он не шел вместе с язычниками приносить жертву идолу, но искал в языческом учении выход на Евангелие. Христианские апологеты II-III веков писали, что Бог частично открывался эллинам в греческой философии. Но для полного познания Бога им все-таки не хватало Божественного Откровения. Услышав же Евангельскую весть, многие стали принимать ее, потому что она открывала новые смыслы в философской системе.

Проповедуя в Ареопаге, апостол Павел отталкивается от жертвенника, который стоял в Афинском акрополе и был посвящен Неведомому Богу. Это позволило ему, во-первых, говорить беспрепятственно, а во-вторых, проповедовать в системе понимания эллинов-язычников. Павел ни в коем случае не громил ни их веру, ни их богов. Он старался говорить так, чтобы люди сами открыли для себя абсурдность идолопоклонничества.

Бог открывается всем людям. Они принимают Его Откровение и либо живут согласно с ним, либо нет. В первом случае оно сохраняется в неизменном виде. Если же пренебрегают им, то оно искажается и обрастает подчас очень причудливыми образами. Но зерно Истины сохраняется, и порой нужно лишь его откопать.

Религия строит мировоззрение человека, и собственное человеческое мировоззрение создает религию. То, чем человек недоволен в себе, своем образе жизни, воплощается в религиозных взглядах. Если определенная религия удовлетворяет человека, он ее принимает.

Общаясь с язычником, нужно хорошо представлять его учение. На разные элементы языческого учения Церковь в течение нескольких веков давала ответы. В Древней Церкви эти ответы побуждали язычников принимать христианство, поскольку они видели в христианском учении соответствие своим взглядам. В современной реальности надо понимать личные взгляды собеседника-язычника, чтобы представлять причину его увлеченности. Причин может быть несколько, они могут быть разные. Во-первых, если человек говорит, что он ненавидит Церковь, это не означает, что это язычество так побуждает его думать. Например, согласно документу «О мировоззренческо-религиозных основаниях отношения язычников к людям других верований и мировоззрений», приверженцы неоязычества должны быть веротерпимы ко всем. Скорее всего, проблема в том, что человек испытывает личную неприязнь к Церкви. Скорее всего, у него неправильные представления о церковной жизни, на которых он строит неправильные выводы. Значит, в разговоре с таким человеком не нужно критиковать язычество – нужно услышать его проблемы, понять, что его беспокоит, почему он выбрал языческую веру.

Во-вторых, среди далеких от Церкви людей бытует мнение, что христианство – это свод законов и правил, которые просто надо строго соблюдать. С точки зрения обывателя, эти правила касаются всего, вплоть до того, через какое плечо в храме передают свечки. Человека рассуждающего это вгоняет в тоску и побуждает искать свет истины в других местах. Например, главная идея молодежи всех веков – это идея свободы. А там, где все закреплено догмой, правилом и традицией, свободы нет, считают молодые люди. Поиски свободы заводят их в язычество, оккультизм и другие разновидности верований. При этом человек руководствуется не столько поиском истины, сколько ищет то, что удовлетворит его собственные духовные потребности.

Но нет ничего более свободного, чем Евангелие. Нет закона свободней, чем закон любви. Ни одно правило или традиция не могут применяться, если нет любви. Апостол Павел пишет жителям Коринфа об этом. Можно знать все нормы, постановления, указы, обычаи, но если применять их без любви, то применяющий – ничто. Знание надмевает, а любовь назидает… Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий (1Кор. 8. 1; 13. 1). Если мы хотим, чтобы наша проповедь была услышана, в первую очередь нужно услышать оппонентов. Нужно понять, что именно движет человеком. Может, у этой женщины была сложная ситуация в жизни, она пришла в Церковь, а ее выгнали из храма. А может, этот мужчина пришел поговорить со священником однажды, а тот, не вникая в проблемы, отправил его молиться, поститься и много не рассуждать.

Нет предательства христианства в том, чтобы услышать язычника, поговорить с ним. В какой-то степени, возможно, стоит встать на его место, принять его точку зрения. Мы поступим гораздо хуже, если будем понимать, как подступиться к человеку, и не сделаем этого. Тогда нарушается закон любви. Христос умер на Кресте по Своей любви к человеку. А сколько может сделать человек по своей любви?

А. ЧЕРЕПЕНИН

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Возврат к списку